Общество
Ни мира, ни войны: главный когнитивный диссонанс в России 2017 года
Украина
Четверть населения Украины живет за чертой бедности — Всемирный банк
Следующая новость
Загрузка...

    Ни мира, ни войны: главный когнитивный диссонанс в России 2017 года

    Ни мира, ни войны: главный когнитивный диссонанс в России 2017 года

    Конец календарного года — традиционное время подведения итогов и составления прогнозов на будущее. Читать и то, и другое не только занимательно, но и в определенном смысле полезно, поскольку оба этих занятия тесным образом связаны между собой, и наши ожидания чаще всего являются простым продолжением памятных нам ощущений недавнего прошлого.

    Так вот, судя по явному преобладанию пессимистических и даже катастрофических прогнозов на 2018 год, дела в уходящем году для мира в целом и для России, в частности, шли, мягко говоря, неважно.

    Во пиру похмелье

    Нет, мы победили в Сирии, плюем с высокой таежной ели на все санкции, преодолели экономическую рецессию, успешно строим Крымский мост и сразу три трубопровода: «Северный поток-2», «Сила Сибири» и «Турецкий поток», не говоря уже про атомные электростанции с ракетными комплексами всех сортов, да еще и собрали рекордный урожай зерна.

    Более того, на состоявшейся 26 декабря встрече с членами российского правительства президент Владимир Путин заявил, что все вопросы, стоявшие перед экономикой страны, по сути, решены.

    Но все эти — казалось бы, невероятные и грандиозные — достижения, в возможность которых слабо верилось еще три года назад, когда «коллективный Запад» объявил против России новый крестовый поход, только усиливают тот, говоря современным языком, «когнитивный диссонанс», о котором полтора века назад незабвенный Козьма Прутков сказал так: «Если не клетке слона прочтешь надпись: «буйвол» — не верь глазам своим!»

    Так вот, российское общество сегодня пребывает именно в таком состоянии когнитивного диссонанса, когда уже не верит своим глазам, ушам и всем прочим органам чувств. И это — весьма опасное состояние, поскольку оно требует какого-то разрешения: «Ущипните меня — я сплю?!». И чем дальше — тем настойчивее требует.

    В конце концов, этот все более страстно желаемый «щипок», который должен вроде бы вернуть адекватное ощущение реальности, может оказаться смертельным или нанести непоправимый урон, то есть катастрофически изменить саму реальность.

    То же самое — только в несколько ином режиме — происходило в годы горбачевской «перестройки» и ельцинских «рыночных реформ». Позднесоветское общество тоже существовало в атмосфере «когнитивного диссонанса», когда «вместо обещанного к 1980 году коммунизма состоялись Олимпийские игры», экономика вроде бы устойчиво росла на 3–4% в год, а купить нужные товары и продукты становилось все сложнее, и пышным цветом расцветали «блат», взятки и «несуны»…

    В результате советское общество «на ура» восприняло сначала Михаила Горбачева, а затем — и Бориса Ельцина. «Во пиру похмелье» оказалось долгим и тяжким.

    Ни мира, ни войны: главный когнитивный диссонанс в России 2017 года

    Запрос на «правду-матку»

    Появление на политической арене новых персонажей свидетельствует о том, что социальный запрос на «правду-матку», какой бы та ни была, охватывает все новые слои нашего общества, идет и вширь, и вглубь. А это, в свою очередь, означает, что фигуру президента России данный запрос начинает «обтекать», что не преминули — во многом выдавая желаемое за действительное, но в режиме «самосбывающегося прогноза» — заметить путинские оппоненты.

    Так, автор «Карнеги-центра» Андрей Перцев, комментируя выдвижение Павла Грудинина, пишет: «В Кремле хотят построить красивую конструкцию для повышения явки: вот вам Грудинин, вот вам Ксения Собчак, и Владимир Жириновский никуда не денется, — приходите, голосуйте за Путина. При этом и Грудинин, и Собчак, и Жириновский играют на поле прежнего путинского большинства — очень разных групп с разными требованиями, которые раньше поддерживали Владимира Путина, а сейчас либо просто терпят его, либо открыто выступают против».

    Эта цитата крайне важна для понимания той стратегии, которую намерены использовать против Путина наши «западные партнеры». Андрей Перцев — человек достаточно молодой, поэтому во многом транслирует (конечно, в оригинальной обработке) мысли своих старших коллег-«кураторов» из «Карнеги-центра», известного think tank Демократической партии США, в которой прямо называют политическое уничтожение российского президента своей приоритетной целью.

    Читайте также: Слово о непогибели земли Русской: Роман Носиков с ясным прогнозом на 2018 год

    В этой стратегии нет ничего нового: «большой пирог грызут от краев». 86% заявленной соцопросами электоральной поддержки Путина — это «очень большой пирог». Вот и пошла сейчас по стране волна мелких терактов (нет порядка), а в масс-медиа — волна публикаций о коррупции «верхов» и бедах «низов» (нет справедливости).

    А по автобусам и прочему общественному транспорту активно зашастали старички и старушки, на весь салон бурчащие о «триллионах Путина», за кого он выдал замуж своих дочерей и о прочей президентской «неправедности» — это уже из личных впечатлений о «Москве сегодня». Большинство пассажиров эти провокационные «вбросы» не поддерживает, но и не осаживает «правдорубов» с «правдорубками», одетых подчеркнуто бедно и неряшливо. За свой восьмичасовой рабочий день один такой «агент влияния» сколько может «окучить» салонов, с десятками пассажиров в каждом?

    Ни мира, ни войны: главный когнитивный диссонанс в России 2017 года

    Политическое дзюдо

    В общем, не надо думать, что предвыборная борьба сегодня не идет — она идет, и еще как! Но здесь — о «когнитивном диссонансе» и о том, что противники Путина, которые уже не раз опробовали в противостоянии с ним «татами лицом», активно перенимают у Владимира Владимировича его приемы «политического дзюдо».

    Уже не раз говорено о том, что Путин — и это парадокс — считает всех русских и граждан России «своими», пока те не доказали обратного, а к «своим» он относится хорошо, почти родственно. Прежде всего, не требует от них невозможного. Но у этой — в общем-то, прекрасной — медали есть не только обратная сторона. Есть еще и кант.

    Я вот что имею в виду. Против России сейчас ведется война: холодная ли она, санкционная или гибридная — неважно. Война есть война. Это факт? Факт. Кто противник? Противник — и это тоже факт — «коллективный Запад» во главе с США, который заведомо больше нас «по массе», богаче и сильнее. Но давит пока напором и весом.

    Где-то его удар «проходит», как в ситуации с допингом и Олимпиадой, чаще — нет. Россия Путина уворачивается, уходит «с линии атаки», проводит какие-то встречные удары и приемы — достаточно болезненные, но не критичные. Столкновения «лоб в лоб» она старается избегать и все время предлагает мир и дружбу.

    Читайте также: Закрома шахтеров таят сюрпризы: «Джавелины» не изменят баланс сил в Донбассе

    При этом своей стране, своему народу Путин слова «война» не говорит, предпочитая решать вопросы «малой кровью, на чужой территории». Потому что если он это слово скажет, то война пойдет уже в открытую.

    Но если война, тогда все понятно: как всегда, затягиваем пояса, получаем часть зарплаты «сталинскими займами» и сражаемся до победы. А если «ни мира, ни войны», то непонятно ничего. 

    Западные «партнеры» хотят поймать всех нас «на противоходе», перессорив общество с властью, а власть — с обществом. Попадемся ли мы на этот нехитрый и даже примитивный контр-прием?

    Автор: Владимир Винников