Сирия эксклюзив
Сирия после года переговоров в Астане: итоги работы площадки
Весь мир
Сталелитейная продукция производства России осталась под пошлинами США
Следующая новость
Загрузка...

    Сирия после года переговоров в Астане: итоги работы площадки

    Сирия после года переговоров в Астане: итоги работы площадки

    Накануне завершился восьмой раунд межсирийских переговоров в Астане, который стал последним в этом году. ФАН подводит итоги первого года работы астанинской площадки.   

    Напомним, переговоры в Астане проходят с 23 января 2017-го года. Именно на них впервые за стол переговоров сели представители правительства Башара Асада и оппозиции. Также в переговорах участвуют страны-гаранты Иран, Россия и Турция и наблюдатели из Соединенных Штатов и Иордании.

    Старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук Борис Долгов в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей (ФАН) назвал переговоры в Астане действительно важным этапом урегулирования сирийского конфликта:

    «Астанинский формат, наряду с переговорами в Женеве, — это тот путь, который должен привести к полному политическому урегулированию сирийского кризиса. Здесь еще можно упомянуть намечающейся Конгресс сирийского национального диалога, который в январе следующего года должен пройти в Сочи».

    Сирия после года переговоров в Астане: итоги работы площадки

    Наш собеседник отметил, что, в отличие от женевского формата, переговоры в Астане — это формат, в котором решались конкретные вопросы и в котором участвовали с одной стороны — сирийские правительственные структуры, а с другой стороны — представители оппозиционных группировок, притом вооруженных оппозиционных группировок:

    «Это определяло и практические вопросы, которые решались на площадке в Астане: вопрос о разграничении правительственных войск и группировок вооруженной оппозиции, контроль за соблюдением договоренностей, обмен пленными и связанные с этим вопросы, вопросы о разграничении зон деэскалации, нахождение вооруженных группировок на территории этих зон. Решались и вопросы, которые ставились Турцией и Ираном в результате возникавших разногласий между сторонами сирийского конфликта».

    Наш собеседник особенно подчеркнул, что астанинский формат — это площадка именно для решения конкретных вопросов:

    «Это, безусловно, важные переговоры, но все-таки это формат, который предполагает решение конкретных вопросов нынешней, сегодняшней ситуации в Сирии. Это формат, который должен идти наряду с Женевскими переговорами, на которых уже должны вырабатываться вопросы касательно будущего Сирии: вопросы конституции, президентских и парламентских выборов, участия в них тех или иных групп, разработка дорожной карты. Но без астанинского процесса, без решения конкретных вопросов этого трудно достичь на женевских переговорах. Поэтому астанинский формат, конечно, очень важный аспект в решении сирийского кризиса».

    Сирия после года переговоров в Астане: итоги работы площадки

    Эксперт рассказал и о трудностях астанинских переговоров:

    «Не секрет, что есть проблемы видения решения сирийского конфликта как со стороны правительственной делегации, так и со стороны вооруженных оппозиционных группировок. Притом многие оппозиционные вооруженные группировки в той или иной степени поддерживаются или подконтрольны некоторым внешним силам, например, Турции, что тоже накладывает отпечаток на астанинские переговоры».

    Сейчас зоны деэскалации воспринимаются как что-то должное, однако они стали результатом работы именно астанинской площадки. Эксперт напомнил, что это был значительный этап в продвижении урегулирования сирйиского кризиса и снижения вооруженного противостояния:

    «Но, я сошлюсь на заявления российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, который сказал, что зоны деэскалации должны действовать в течение шести месяцев и не должны предполагать дезинтеграции Сирии. В частности, в районе Идлиба вооруженной оппозицией создавались органы власти и милицейские формирования. Зоны деэскалации, безусловно, сыграли свою роль снижения уровня вооруженного противостояния, но они не должны стать некой данностью и существовать достаточно долго, они сыграли свою положительную роль и теперь должны приниматься меры по переходу к другой форме власти в этих зонах, которая бы предполагала и сохранение режима прекращения огня, и, в то же время, чтобы эти зоны были подконтрольны сирийскому правительству».

    Сирия после года переговоров в Астане: итоги работы площадки

    По словам эксперта, не стоит забывать и о том, что сейчас, когда объявлено о полном военном разгроме ИГИЛ1 («Исламское государство»1; ИГ1; террористическая организация, запрещенная в РФ), нахождение военных подразделений Турции, США, контроль вооруженной оппозиции над некоторыми территориями — это тоже вопрос, который должен решаться:

    «Поскольку, если будет продолжаться процесс политического урегулирования, то он предполагает политические процессы. Естественно, эти вооруженные группировки должны эволюционировать в политические силы, как логически следует из самого понятия политического процесса. Этот вопрос должен решаться, но пока, конечно, это сложный вопрос, связанный с позицией и лидеров вооруженных группировок, в том числе, находящихся в зоне деэскалации в районе Идлиба, и позиции внешних сил. Мы знаем, что американская сторона заявляет, что не будет передавать под контроль правительства Сирии те зоны, в которых находятся союзные Соединенным Штатам силы. Также Вашингтон не собирается выводить свои войска даже после завершения разгрома «Исламского государства». Это важные вопросы, которые еще предстоит решить».

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Никита Расторгуев