Технологии
«Сармат» вместо «Сатаны»: советскую ракету заменят на передовое изделие
Россия
На Крымском мосту пройдет автопробег с приветствием «салам алейкум, земляки»
Следующая новость
Загрузка...

    «Сармат» вместо «Сатаны»: советскую ракету заменят на передовое изделие

    «Сармат» вместо «Сатаны»: советскую ракету заменят на передовое изделие

    Ракетные войска стратегического назначения в 2018 году планируют выполнить 12 пусков межконтинентальных баллистических ракет. Большая часть пусков предназначена для проверки правильности выбранных конструкторских решений и связана с развитием перспективных разработок. О столь обширной программе испытаний заявили в пресс-службе Министерства обороны РФ. В уходящем году в РВСН выполнено пять пусков ракет, уточнили в пресс-службе министерства.

    Роль РВСН в российской военной доктрине

    Ко второй половине 2010-х годов российские РВСН подошли в ситуации глубокого реформирования этого рода войск, в первую очередь связанного с масштабным улучшением материально-технической базы и номенклатуры вооружений.

    РВСН — самый малочисленный вид войск в составе российских Вооруженных сил. Общий списочный состав РВСН составляет всего 60.000 человек, из которых 6 тысяч ежесуточно находятся на постоянном боевом дежурстве. Для сравнения, в Сухопутных войсках России служит 270.000 человек, в ВМФ — 148.000, а наиболее многочисленным видом войск являются Воздушно-космические силы РФ, в рядах которых проходят службу 430.000 человек.

    Такое превосходство ВКС над Сухопутными войсками показывает реалии современной высокотехнологической войны. Она во многом осуществляется за счет создания глобального военно-технического превосходства в воздухе, которое потом конвертируется в победы на земле.

    С этой точки зрения, РВСН представляют собой еще более передовую и радикальную концепцию ведения войны, являясь «оружием одного удара», чье применение может обеспечить не просто подавление, но полное уничтожение возможного противника. К счастью, такого рода крайние меры никогда не применялись для защиты российского государственности, но стоит сказать, что именно существование и полная боеготовность РВСН всегда были залогом прочного мира между сверхдержавами.

    Военно-техническое превосходство РВСН всегда обеспечивалось их нахождением на острие научно-технического и военного прогресса, наличием в их составе самых передовых вооружений.

    На рубеже 2010-х годов РВСН во многом сохраняли советскую номенклатуру вооружений. Их основу составляли шахтные ракеты Р-36М («Воевода», известная на Западе как «Сатана») и УР-100Н, а также мобильные комплексы РТ-2ПМ («Тополь») и РС-24 («Ярс»). Из этих ракет только «Ярс» являлся уже полностью российской разработкой, в то время как остальные модели ракетного вооружения РВСН либо имели прочные советские «корни», либо и вовсе были изготовлены во времена СССР.

    «Сармат» вместо «Сатаны»: советскую ракету заменят на передовое изделие

    Модернизировать или производить новое?

    Современная МБР представляет собой сложнейший механизм, который, с одной стороны, все время пребывает в состоянии боевой готовности, но, с другой стороны, должен поддерживать такое состояние на протяжении нескольких десятков лет. Сумма этих противоречащих задач задает уникальные требования к качеству МБР, а также определяет их неизбежное физическое и, что немаловажно, моральное устаревание.

    В конструкции ракеты и в химическом составе ее топлива год за годом накапливаются незначительные, но критичные отклонения от номинальных значений, а неумолимый научно-технический прогресс и развитие средств сдерживания МБР задает потребность в модификации ракет.

    К сожалению, такого рода модификации и ремонты часто оказываются дороже создания новой ракеты — в силу этого в России исторически принята концепция постоянного обновления и смены парка МБР. Такое решение позволяет обеспечить как постоянное использование производственных мощностей (а значит, тренировку производственного и инженерного персонала), так и поддержание парка МБР в передовом и боеспособном состоянии.

    Другую концепцию поддержания стратегических ядерных сил используют США. В Америке большую часть ядерного арсенала составляют системы, разработанные и изготовленные в 1960–80 годах, поэтому в 1990–2000 годы в США применялся принцип постоянной модернизации. Впрочем, уже к началу 2010-х годов выявилась и «ахиллесова пята» такого рода подхода.

    Во-первых, многие конструкционные параметры старых систем оказались лимитирующими, а то и просто смертельными для современных концепций. Во-вторых, оказалось, что стоимость ремонтов и модернизаций старого ядерного оружия и средств его доставки растет едва ли не экспоненциально.

    Кроме того, выяснилось, что современный промышленный мир буднично страдает «производственной амнезией»: многие технические решения по американским МБР были фактически утрачены к началу 2010 годов: ушли специалисты, была утеряна документация, закрылись смежники и поставщики запасных частей. В частности, Пентагону пришлось с неимоверными усилиями возвращать к жизни производство некоторых критически важных частей ракет «Трайдент», составляющих основу ракетно-ядерного потенциала США.

    Поэтому, безусловно, концепция постоянного обновления состава РВСН, применяемая в России, хотя и предполагает ежегодные ассигнования в, казалось бы, надежные и находящиеся в боевой готовности ракеты, более экономна на долгосрочном отрезке времени.

    «Сармат» вместо «Сатаны»: советскую ракету заменят на передовое изделие

    Качественное перевооружение

    Какие же новые системы оружия получат российские РВСН в результате программы испытаний 2018 года?

    Во-первых, в 2018 году должны пройти первые летно-конструкторские испытания новой тяжелой МБР «Сармат» шахтного базирования. Эта ракета должна в перспективе заменить устаревающие МБР Р-36М «Воевода» и УР-100Н.

    Дополнительной проблемой «Воевод» является то, что эти ракеты в свое время проектировались КБ «Южное» (г. Днепропетровск, Украина), а производились на заводе «Южмаш», расположенном там же. В настоящее время договоренности с Украиной в части сопровождения Р-36М со стороны КБ «Южное»/«Южмаша» находятся под угрозой срыва, а зависимость от украинского ВПК в этом вопросе является критической уязвимостью российских РВСН.

    Читайте также: Майнинг в пользу ВСУ, тяжелое ранение в бушлат и прочие украинские «подвиги»

    В силу этого, конечно, разработка собственной тяжелой шахтной ракеты является насущной необходимостью для России, так как позволяет не только полностью задействовать существующую инфраструктуру базирования, унаследованную от Р-36М и УР-100Н, но и снабдить новую ракету новейшими системами прорыва противоракетной обороны вероятного противника.

    Судя по всему, «Сармат» будет снабжен гиперзвуковыми маневрирующими блоками Ю-71, которые были успешно испытаны в октябре 2016 года и сейчас, возможно, уже установлены на новые ракетные комплексы «Ярс». Кроме того, энергетика тяжелой ракеты позволяет наносить удары по так называемым «глобальным» траекториям (например, через Антарктиду), чтобы поражать цели в обход существующих развернутых систем ПРО.

    Второй целью программы запусков 2018 года станет дальнейшее совершенствование систем ракет «Тополь», «Ярс» и «Булава», во многом связанных между собой на уровне отдельных блоков и компонентов. Эти три разработки, включая новую ракету «Булава» для следующего поколения подводных ракетоносцев, представляют собой единое «семейство» ракет, унифицированных между собой.

    «Сармат» вместо «Сатаны»: советскую ракету заменят на передовое изделие

    Такой подход даже вызвал негодование США в части постановки на боевое дежурство «Ярса»: согласно договору START, Россия и США договорились не увеличивать число боевых блоков на существующих моделях ракет, в то время как на «Ярсе» устанавливаются 3–6 боевых блоков вместо единственного блока в «Тополь-М». При этом США считают «Ярс» лишь улучшенным вариантом «Тополя-М», тогда как Россия полагает «Ярсы» отдельной ракетой, хотя и увязанной с «Тополем-М» на уровне компонентов, как и морская ракета «Булава».

    Ну и, наконец, третьим компонентом будущих пусков могут стать перспективные виды ракет, которые традиционно разрабатываются в России с соблюдением мер высокой секретности. Информация о любых перспективных системах оружия для российских РВСН достаточно обрывочна, да еще и связана с военной цензурой, пропагандой и дезинформацией, в силу чего носит вероятностный характер.

    Читайте также: Россия выиграла войну в Сирии, Америка — все дальше от победы

    Так, до недавнего времени одним из «фаворитов» СМИ был комплекс железнодорожного базирования «Баргузин», который также разрабатывался на основе семейства ракет «Тополь-М», представляя собой модернизированный «Ярс». Однако в конце 2017 года российское Минобороны объявило, что работы над «Баргузином» приостановлены, несмотря на успешные предварительные испытания, проведенные в этом году.

    Поэтому, судя по всему, новые ракетные комплексы в 2018 году будут либо испытаны в условиях полной секретности, либо объявлены «существующими» по итогам успешных испытаний.

    В общем, следим за российскими РВСН: 2018 год обещает быть интересным.

    Автор: Алексей Анпилогов