Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Полмиллиона для защиты курского ветерана Любови Козинец собрали всей Россией

0 Оставить комментарий

Полмиллиона для защиты курского ветерана Любови Козинец собрали всей Россией

Ветеран Великой Отечественной войны, 95-летняя Любовь Козинец из Курска оказалась должна двум молодым женщинам полмиллиона рублей за автомобили, на которые рухнула кирпичная стена ее ветхого дома. Сама она об этом не знает и, надеемся, не узнает: родственники решили уберечь ветерана от таких новостей.

Суд вынес решение без оглядки на возраст, ветеранский статус, жизненные условия и абсурдность ситуации. Подавшие иск Юлия Жукова и Ирина Рудько, с нашей точки зрения, уже опозорились на всю страну, но упорно продолжают требовать от пенсионерки денег на новые машины и компенсацию морального ущерба. Нужную сумму для погашения долга собрали всей страной, в Интернете требуют пересмотра дела, а вокруг Любовь Григорьевны и ее племянницы-опекуна Галины Ремжиной вьются самые разные личности — от волонтеров и искренне желающих помочь до черных риелторов и любителей политического пиара. Корреспондент Федерального агентства новостей побывал в гостях у ветерана Любови Козинец и узнал детали скандальной истории.

«Всем нужна наша земля, нас грабили несколько раз»

Галина Александровна пускает гостей в комнаты прямо в обуви, несмотря на ковры в гостиной и первый снег на улице. Только накануне здесь побывало семь съемочных групп российских каналов, а сколько новых людей узнали дорогу к ее дому с лета этого года — не пересчитать. Раньше в этом районе старого Курска был частный сектор, но через какое-то время после войны владельцы уютных домиков переехали в пятиэтажки, а сама земля оказалась лакомым кусочком в центре города.

Кирпичный дом на улице Павлова стоял с 70-х годов XIX века

Кирпичный дом на улице Павлова стоял с 70-х годов XIX века. Семья Козинец выкупила его в 1928 году — Люба как раз пошла в школу. Здесь же ее застала война, девушка пошла спасать жизни солдат в передвижные госпитали, и в родной дом вместе с мужем она вернулась уже в 1956 году — после учебы в Харькове и работы в Воронежском госпитале.

С тех пор — 60 лет в этих стенах, под высокими потолками с лепниной, среди антикварной мебели, без горячей воды, зато с крохотным участком и уцелевшей верандой. В судебном решении дом назван ветхим — 70% износа инженерных конструкций. Впрочем, до того, пока стена дома не рухнула на припаркованные рядом автомобили, никого из городских властей это не волновало.

«После экспертизы мы выяснили, что данный дом надо капитально ремонтировать, — говорит мне заместитель мэра Курска Сергей Малахов. — Стену мы от города восстановили на частные пожертвования, в бюджете таких возможностей не было. Но одной стеной тут не обойдешься, дом очень ветхий. Если бы они не были скромными и раньше бы к нам обратились, мы бы помогли. Все-таки ветеран, труженик тыла, это уважаемая у нас в городе категория. Боевых ветеранов мы уже всех переселили, и их были готовы переселить, но они ни в какую… Я им предложил переселиться в социальное жилье, пока мы постепенно восстановим дом. «Нет, мы здесь будем умирать!». Сложновато с ними, люди пожилые. Но все равно, заставлю их в одну комнату переселиться, из другой вытащу все, покрасим, побелим».

Племяннице и опекуну Галине Александровне — за 70 лет

Любовь Григорьевне 95 лет, ее племяннице и опекуну Галине Александровне — за 70 лет, и это тот случай, когда твой дом — все, что у тебя осталось. Разумеется, они не хотят уезжать на край города в наспех построенную многоэтажку, пока еще кое-как стоят эти дореволюционные стены.

«Мы здесь великолепно жили двумя семьями, — вспоминает Галина Ремжина. — Вечером ставили самовар в большой комнате или летом на веранде, расставляли плетеную мебель, собирались семьями, играли в лото. Один дедушка колол щипчиками сахар, а второй дед раздувал самовар. Бабушки пекли печенье, пироги и пирожки. Яблоки свои были, смородина. Вокруг деревья, огороды, у кого-то из соседей даже корова была. Пили чай, никаких вин не было. Все было тихо, мирно. А дом так и стоял бы, как игрушечка, если бы его привели в порядок».

С 2000-х ветеранский дом грабили несколько раз. Первый раз в 2005 году ограбили одинокую Любовь Григорьевну, забрали золото, драгоценности, одежду, все, что по наследству передавалось в семье. Грабители пообещали прикончить пенсионерку, если пожалуется, так что дело на них она решила не заводить.

Второй раз женщин ограбили в 2009 году

Второй раз их ограбили в 2009 году, когда вместе с Козинец уже жила ее племянница. Грабители зашли через двор, связали женщин и забрали из дома деньги. В 2013 году злоумышленники уже наткнулись на оконные решетки, а после женщины поставили сигнализацию и домофон с камерой.

«Когда начался судебный процесс, снова поднялась кутерьма вокруг этого дома, и к нам стало ходить много черных риелторов, — рассказывает Галина Александровна. — Предлагают пожизненное содержание за этот дом. Мол, они будут к пенсии давать 50 тысяч, а мы на них дом отпишем. Еще после первого заседания суда пришли какие-то люди, стали бить по окнам со стороны двора. Но не разбили через решетки. Я сразу поняла, позвонила в полицию, дело возбудили, но дальше не пошло. А еще через некоторое время газ пустили. Люба сразу сказала: «О, выкурить нас решили!». Я не стала никуда звонить — скажут еще, что ненормальные старухи».

Дом не выдержал «Европы» под боком

Одна из стен старинного дома обрушилась не вдруг и не случайно: в 2015 году на противоположной стороне улицы развернулась масштабная стройка ТЦ «Европа». Одновременно с началом работ по закладке фундамента у четвертого дома по улице Павлова стала разваливаться веранда, а в шестом доме пугающе вибрировали стены.

«Все местные сразу сказали, что стена рухнула из-за стройки, это всем жильцам было очевидно», — говорит Галина Ремжина.

В 2015 году на противоположной стороне улицы развернулась масштабная стройка

На пороге ее дома встречаю депутата Курской областной думы Владимира Федорова — пришел без фотокамер и журналистов, чтобы из рук в руки передать для Любовь Григорьевны несколько тысяч рублей. В дом не зашел, зато дал небольшой комментарий для ФАН на улице, рядом с восстановленной стеной.

«Еще три года назад, когда здесь только планировали стройку, мы проводили массовые акции протеста и митинги, — рассказывает Федоров. — На общественных слушаниях количество пришедших людей превысило вместимость помещения. Слушания провели с руганью, дракой, дважды проголосовали против строительства, потому что были нарушены всевозможные нормы. Пришел главный архитектор области, зачитал решение губернатора против стройки, но администрация все равно дала разрешение на строительство. Хотя еще не было разрешения, строители уже выкопали котлован глубиной в три этажа.

Во время работы погибли двое рабочих, никто не ответил за это. Им дали разрешение строить близко к жилым домам, к памятнику архитектуры — водонапорной башне, без озеленения и охранных зон... В суде спорили, забивали строители сваи или нет, могла быть разрушительная вибрация или нет. Так никто их и не контролировал на первом этапе, никаких документов по незаконной стройке не было. Тут творился ад, столько техники было, столько машин – КАМАЗы круглосуточно ездили, земли вывезли объемом в пятиэтажку. А в следующий раз жилой дом рухнет — нам что, на него скидываться для жильцов? По всем курским экспертизам [местный предприниматель и депутат областной думы Николай] Полторацкий — хозяин стройки — прав».

Незаконная стройка ведется рядом с самой областной думой

По словам Федорова, от городских властей справедливости не дождешься, судя хотя бы по тому, что незаконная стройка ведется рядом с самой областной думой.

«Полторацкий мог бы легко бабке помочь. Для него 500 тысяч рублей — пшик, у него только плазменный экран на торговом центре десятки миллионов стоит. Но у него специфическое отношение к ветеранам», — говорит Федоров.

Руководитель курского отделения движения «Бессмертный полк» Иван Хоров рассказал корреспонденту ФАН, что лично общался с Николаем Полторацким, когда разразился скандал.

«Он мне так объяснил: если бы к нему сразу пришли пообщаться, он бы решил эту проблему. Но один из курских депутатов сразу поехал на Первый канал, Полторацкого выставили виноваты. А поскольку у Полторацкого конфликт с городскими властями, тем якобы было очень выгодно этот конфликт подогревать. Эту тему здесь активно продвигали, хотели линчевания Полторацкого», — говорит Иван Хоров.

Полмиллиона за моральный ущерб

Между тем, полмиллиона от Полторацкого очень не помешали бы, когда истицы Юлия Жукова и Ирина Рудько потребовали от Любови Козинец компенсацию за поврежденные автомобили. Припаркованные в неположенном месте, кстати говоря.

«Рудько работала в салоне «Оптика» по соседству, и всем надоела со своей машиной — ставила так, что никто не мог проехать во двор, — рассказывает Галина Александровна. — Когда тут случилась авария, к кому-то в нашем дворе приехала скорая, и врачи не смогли проехать из-за этих машин, медикам пришлось выходить и пешком идти к пациенту и обратно. И ведь видела же [Рудько], что из стены кирпичики выпадают — зачем сама туда ставила?»

Любовь Козинец почти не встает

За Ford Focus десятилетней давности Ирина Рудько запросила сначала 850 тысяч рублей (если что, на рынке ему 250 тысяч — красная цена, как раньше говорили). И правда, почему бы не купить новую машину за счет ветерана? Еще Рудько сначала добавила к претензии 500 тысяч рублей за моральный ущерб — ведь теперь придется ездить на общественном транспорте… В итоге сумму снизили до 50 тысяч рублей — это две пенсии Козинец.

«Я вот ездила всю жизнь на трамвае, на автобусе, и никакого морального ущерба не испытывала», — вздыхает Галина Александровна и вспоминает, как Ирина кричала в адрес Козинец: «Пусть бабка продает дом и выплачивает!»

Любовь Григорьевна с племянницей все претензии встретили на удивление спокойно — за долгие годы у них не осталось почти никаких иллюзий. Мы около часа беседуем с Галиной Ремжиной, и за это время она не позволяет себе ни одного оскорбительного слова в адрес заявительниц.

«Я выросла в обстановке, когда никто никого никогда ни разу плохим словом не обозвал. Только «Мусечка, Наташечка, Любочка…», только ласково… У нас были другие принципы в наше время, мы на другом воспитаны, — рассуждает она. — Случись такое в мое время, тут бы и профком, и завком, и люди — коллектив — встал бы на защиту, люди приходили бы в суд, высказывали свое мнение. Коллектива сейчас нет. Есть законы, и их надо выполнять. Но любой закон можно повернуть с любой стороны. А молодежи нужны деньги, машины, квартиры, одежда, у них это на первом месте, я это точно знаю. Я смотрела на Рудько в суде, в эфире у [ведущего Первого канала Александра] Гордона. Какое там уважение к старшим? Ни к кому уважения нет. А знаете, почему? У нас нет семей полных… Дети растут без родителей, и не ценят потом пожилых…»

«Они выбрали самую слабую сторону»

Когда бабушки оказались в беде, все их заботы взял на себя региональный курский «Бессмертный полк». Галина Александровна знает номер телефона его руководителя Ивана Хорова наизусть — за эти месяцы они сблизились и подружились, так что теперь чуть что: «Ваня сделает, Ваня придет, Ваня разберется».

«Они выбрали самую слабую сторону»

Все лето волонтеры разбирали заваленный старый сарай, вывозили мусор с участка, меняли проводку, отмывали дом, в котором, кроме пожилых женщин еще живут четыре кошки. Пробовали вести переговоры с истицами, но пробиться через жадность и алчность не удалось.

«Они могли подать в суд на ЖКХ, на городскую власть, но они просто выбрали самую слабую сторону и подали гражданский иск на владельцев дома, — говорит мне Иван Хоров. — В студии Первого канала они заявляли, что не знали, на кого подавали иск. И вот им Гордон говорит: «Сейчас вы знаете, так отзовите иск!» Но нет, не отозвали… Они просто курские хамки. Перед 9 мая все говорят: «Патриотизм, честь, совесть», а когда дело доходит до такого, все сразу хотят жить по букве закона. Получат они эти деньги, и что, думаете, счастливы будут? Пойдет волна ненависти в Интернете, их обольют грязью. Они не поняли того жизненного урока, который им преподнесла судьба. У них был шанс отозвать иск. Был шанс попросить прощения. Я позавчера приходил к Рудько, она не хотела меня слушать, все время перебивала. Я

говорил ей: «Есть возможность сейчас выйти красиво из этой ситуации. И бабушкам будет спокойно, и на вас гонения прекратятся, и вы еще свои деньги получите. Вот сейчас зайдите с цветами, конфетами, попросите прощения, пообщайтесь. Бабушки повозмущаются, жизни вас поучат, но вы разойдетесь мирно. Получите свои несчастные сотни тысяч, но всем будет хорошо. Удивительно, как под конец жизни эти бабушки, труженицы — врач и преподаватель — снова стали учителями для всех нас, для нашего общества. Мы многое увидели благодаря этой истории — как молодые женщины оказались способны подать в суд на того, кто ценой собственной жизни боролся за сохранение мира. Как люди со стороны отреагировали и смогли в трудную минуту объединиться и поддержать тех, кто нуждался в поддержке».

«Пусть уже скорее наступит тишина в квартире»

Галина Александровна просит меня научить ее читать SMS — во время нашего разговора кнопочный телефон все время пищит от приходящих сообщений. Открываем — там подряд SMS от Сбербанка о начислении денег на счет от незнакомых людей — номер счета для помощи Козинец разместили у себя множество СМИ и пабликов в социальных сетях.

Эта волна объявлений и вывела в итоге историю ветерана на общероссийский уровень, считает руководитель курского движения «Волонтеры Победы» Олеся Белая.

«После обрушения стены такая ситуация складывалась, что все хотели об этом происшествии забыть, — говорит она. — Мы хотели, чтобы помощь пришла откуда-то еще, потому что сами не представляли, как собрать такую сумму для помощи Козинец. Подумали, что если об этом станет известно большему количеству людей, то можно будет что-то сделать. Думаю, сработало правило десяти рукопожатий. Мы разместили эту историю среди своих, в Интернете, в местных газетах, передали в молодежные организации. Волна пошла снизу и вышла на уровень всей России».

«Пусть уже скорее наступит тишина в квартире»

В Рунете запущена народная петиция с требованием пересмотреть позорное дело. По закону представитель Любови Козинец имеет на это право — у ответчиков есть месяц на обжалование.

«С одной стороны — если мы заплатим, эти женщины добьются своего, и получится, что мы это поощряем, — рассуждает Галина Ремжина. — С другой стороны, наступит тишина в квартире… Нет сил уже это терпеть… Я очень устала за эти месяцы. Люба почему так спокойно все воспринимает — потому что на меня рассчитывает. А сама ходит все хуже, почти не встает».

У Любовь Григорьевны четыре года назад была сломана шейка бедра. Удивительно, но перелом сросся, врачи шутят, что бабушке в космос можно с таким здоровьем. Но последние недели утомили ветерана — каждый день съемки и разговоры, полный дом посетителей.

Накануне у нее сломался слуховой аппарат, поэтому мы разговариваем немного и о самом простом — как дела в Ленинграде, что нового на Невском проспекте, сколько лет лежащему рядом коту, чем топили печку до войны, и холодно ли зимой в старом доме. Любовь Григорьевна беседует спокойно и приветливо, просит передать привет моим бабушкам и на вид совершенно не переживает из-за иска. Она уверена, что суд только предстоит, и не знает, что этот суд уже обязывает ее выплатить 291652 рубля в пользу Рудько и 203100 рублей в пользу Жуковой, оплатить судебные расходы по 27000 на каждую истицу, а еще госпошлину и 23850 рублей за экспертизу, в которой не доказана вина стройки торгового центра в обрушении ее дома…

Не надо пиара на ветеранах

Большую часть суммы курский «Бессмертный полк», как главный куратор бабушек, уже собрал, рассказывает Иван Хоров. При этом пришлось координировать сбор денег со множеством других людей, которые тоже запустили сбор средства — кто от чистого сердца, а кто ради пиара.

«Я с большинством из тех людей, кто объявил сбор, уже связался, — говорит Хоров. — Объясняю всем: может быть, вы делает и хорошее дело — соберете деньги и принесете ей. А кто-то, следуя вашему примеру, соберет деньги, но не принесет… Я любому могу организовать личную встречу с Галиной Александровной. Вы посмотрите друг другу в глаза, сфотографируетесь — и мы будем знать, кто собирает деньги, и вы всем расскажете, что сбор согласован».

По словам Хорова, на сегодняшний день необходимая сумма уже почти собрана.

«Мы уже собрали большую часть необходимых денег, и у нас появился человек, который готов один полную сумму иска закрыть, — говорит руководитель местного отделения «Бессмертного полка». — Надеюсь, Галина Александровна согласится на это. Выше закона может быть только любовь. Да, сначала она искала справедливости. Сейчас она говорит: «Ваня, пусть эти девки просто от меня отстанут. Если кто-то погасит сумму иска, не надо продолжать обжалование». Моя позиция такая: я бы не хотел, чтобы этим девушкам всю сумму отдавали сразу. Надо открыть счет в банке и делать отчисления ежемесячно, как постановил суд — по 2500 рублей каждый месяц. Пусть копят на новые машины».

Иван утверждает, что и после завершения всей истории с судом и выплатами ветеранов не бросят. К ним регулярно заходят волонтеры, приносят продукты, ходят за лекарствами в аптеку, помогают с уборкой и развлекают беседами за чаем.

«Если после этой истории кто-то задумался о том, что в его городе тоже есть ветераны, и стоит к ним наведаться, посмотреть, в каких условиях они живут, — значит, что-то в сознании наших людей уже изменилось, и эта ситуация пошла нашему обществу на пользу», — считает Хоров.

По его словам, раньше Любовь Григорьевна не получила никакого внимания ни от города, ни от области. Только поздравления от Владимира Путина. Сейчас рядом с ней весь народ.

Автор: Евгения Авраменко