Донбасский хлебороб-ополченец: Мы — не сепаратюги, мы — работяги

Донбасский хлебороб-ополченец: Мы — не сепаратюги, мы — работяги

19.03.2016 16:23
1522

Хлебороб-ополченец: Мы не сепаратюги, мы – работяги

Военный конфликт в Донбассе заставил взять в руки оружие многих людей, которые раньше не то что не допускали мысли, что придется воевать, но и в армии как таковой никогда не были. Однако долг перед отечеством по зову душевному отдавать пошли. С похожими мыслями сейчас служит на дебальцевских позициях в седьмой отдельной мотострелковой бригаде старший механик-водитель с позывным «Циркуль».

Как рассказал военнослужащий корреспонденту Федерального агентства новостей, ни при Советском Союзе, ни при Украине он в армии не служил.

Хлебороб-ополченец: Мы не сепаратюги, мы – работяги

Из трактористов — в артиллеристы

«Мне уже за 40, а я тут с этим автоматом сижу. Думаете, оно мне надо? Но землю свою я не отдам. У меня вон пацанов шестая рота из пятой бригады вся полегла. И что? Я после этого должен эти территории просто так отдать? Нет. Не я к ним в гости пришел», — рассказывает Циркуль.

«До войны я был обычным трактористом — хлеб выращивал. А потом хлеб закончился… Я сначала стоял на блокпостах с вилами да лопатами, а они — с БМП и танками», — вспоминает он начало своего пути.

Однако самым удивительным фактом из биографии Циркуля корреспонденту ФАН показалось то, что он, луганчанин из поселка Мироновка, воюет на позициях в ДНР. Многие наверняка не поняли бы такого выбора, но Циркуль ответил коротко и емко. «Почему я, луганчанин, здесь? Да какая разница вообще — Луганск, Донецк… Земля-то, один черт, наша, и Родина — она одна», — говорит ополченец.

Родственники ребят, находящихся на передовой, относятся к их службе по-разному. Некоторые родители проходят службу вместе со своими детьми — как рассказывают ребята, бывали и такие случаи. Мать Циркуля полгода находилась в неведении о том, чем он занимается, думала, что сын уехал на заработки. «Я сказал своей матери, что металл ушел копать на выходные. Вот 8 мая будет уже два года, как «копаю». Ох уж эта золотая лихорадка», — смеется боец. Родители узнали об истинном местонахождении сына только после дебальцевской операции.

Но, помимо матери, есть еще кому волноваться за жизнь скромного бойца. На «большой земле», как часто называют украинские территории местные жители, Циркуля ждут жена и пятеро детей. «Старшему вот 24-й год пошел. Они на той стороне по подвалам прячутся, чтобы в армию не призвали», — рассказывает ополченец. По его словам, старший сын дважды пытался прорваться на территорию Новороссии, но, так как Циркуль в розыске, не пропускают даже его родителей.

Хлебороб-ополченец: Мы не сепаратюги, мы – работяги

Трудотерапия в окопах

Говоря о жизни на фронте, Циркуль особо выделяет момент, связанный с курсом молодого бойца для новобранцев. Но, грубо говоря, как мужик мужика может воспитывать? «Мы новеньких сперва морально пытаемся подготовить, а потом на трудотерапию — окопы копать, — иронизирует военнослужащий. — В конце концов, роя окопы, он спасает свою жизнь».

Циркуль отмечает, что многие сразу просятся пострелять. Опытные военные предоставляют новичкам такую возможность, предварительно показав, куда стрелять можно, а куда нежелательно.

И все же нет какого-то особого знака, что человек готов идти на передовую и сражаться — все сугубо индивидуально. По мнению Циркуля, пока военнослужащий в бою не побывает, пороху не понюхает, он и не будет готовым. Тем не менее, если новобранец хорошо показал себя на полигоне, то он, разумеется, растет дальше.

Затишье перед бурей

Как только речь зашла о непосредственных столкновениях с противником, Циркуль только растерянно улыбался, вспоминая прошлые горячие бои и сравнивая их с нынешним положением.

«В прошлом году, в январе-феврале, здесь был ад. Битвы за Дебальцево, Углегорск… Там я получил свое первое ранение. Сейчас по сравнению с прошлыми событиями здесь курорт, хотя и постреливают. Главное — не забывать, что мы на стороне добра», — рассуждает ополченец.

Накорми шахтера хлебом – он даст угля

Боец искренне не понимает идеологии карательных батальонов и ВСУ в целом. Он и сам бы рад бросить оружие, если бросят его бойцы на противоположной стороне, однако вопрос — только в доверии. «Я сам первый брошу это оружие, оно мне не нужно. Пойду на землю работать, хлеб выращивать. Вот они нас называют сепаратюгами, а мы ведь — простые работяги», — говорит Циркуль.

«Кроме нас, хлеборобов, землю нашу никто не прокормит. Накорми шахтера хлебом — он даст угля, ведь все в одной цепи», — говорит он.

Хлебороб-ополченец: Мы не сепаратюги, мы – работяги

Карательные батальоны: из минометов по родственникам

«Я никогда не понимал этих карательных батальонов типа «Донбасс». Эти ребята — они же местные, с Донецка. У них тут остались матери, семьи. И они свою же землю обрабатывают из крупнокалиберных орудий. Вот как понять такого человека? Я его в плен брать не буду. Я его просто застрелю, и все», — рассуждает Циркуль.

Военнослужащий тут же вспомнил и зверства карательных батальонов на территории Новороссии. В качестве примера он рассказал про девушку из Дебальцево, которую, по его словам, нашли убитой и изнасилованной на девятом месяце беременности со вскрытым животом. Упоминал Циркуль и якобы виденные им братские могилы — по его словам, всякое было.

Хлебороб-ополченец: Мы не сепаратюги, мы – работяги

Случаи мародерства — не исключение. Боец часто связывается со своей семьей, которая сейчас находится на территории, подконтрольной украинскому правительству, и ему рассказывают, как живется на той стороне. «Вот приходят часто в поселок и говорят: сепары сейчас стрелять будут — прячьтесь по убежищам. Люди попрячутся, как дураки, а укропы хаты почистили — и все. Называют еще себя защитниками отечества. Да ворюги они», — считает боец народной милиции.

По его словам, военнослужащим ДНР стрелять не разрешают. «Обижают нас», — жалуется он на командование. В то же время украинские силовики подобными приказами со стороны своего командования частенько пренебрегают. Так, корреспонденту Федерального агентства новостей за ночь удалось зафиксировать обстрел дебальцевских позиций из стрелкового оружия, автоматических гранатометов и станкового пулемета.

Анастасия Вальдамирова
комментарии