подписаться
Первый Украинский: близнецы Авдеевки, глаза Турчинова велики, комбат-мазила
Первый Украинский: близнецы Авдеевки, глаза Турчинова велики, комбат-мазила
Лекарство от лихачей: эксперты о запрете опасной езды в России
Лекарство от лихачей: эксперты о запрете опасной езды в России
Арабская ночь: Украина забыла, что такое настоящее качество
Арабская ночь: Украина забыла, что такое настоящее качество
Ищенко: Власти Украины усиливают репрессии и провоцируют третий Майдан
Ищенко: Власти Украины усиливают репрессии и провоцируют третий Майдан
ВСЕГДА БУДЬ В КУРСЕ!
×

уже подписались

СДЕЛАТЬ ВЫБОР
одноклассники твиттер вконтакте facebook

ВСТУПИТЬ В ГРУППУ

Новости партнеров
достоверно

Я умираю каждый день: история российского сирийца, мечтающего вернуться домой

views
586

Тоска по родине: история российского сирийца, мечтающего вернуться домой

Мишаль Немех Абду до переезда из Сирии работал на телевидении актером и режиссером, преподавал в вузе и был публичным человеком в родном Дамаске. Мишаль рассказал корреспонденту ФАН о своей непростой судьбе, войне, любви и тоске по родине.

Нам очень больно

Мишаль приехал в Санкт-Петербург в 2011 году, когда жить в Сирии стало невозможно. Он бежал от боевиков, угрожавших расправой его семье. С Северной столицей его связывает многое. Здесь в 1993 он получил образование в театральном институте и познакомился со своей русской женой Еленой, которая была экономистом и работала замдиректора гастронома. В Интернете даже доступен написанный на печатной машинке реферат Мишаля на тему «Сериал в контексте развития телевидения Сирии».

Родители Мишаля были против брака с русской девочкой, потому что не хотели, чтобы сын жил далеко. Со своей новой семьей Мишаль прожил в Петербурге с 1996 до 2002 год, а потом они переехали в Дамаск.

Мы встретились с Мишалем в сирийской общине Санкт-Петербурга. Он не хотел большого репортажа — как любой творческий человек, Мишаль все принимает очень близко к сердцу и стережет свои границы, просто чтобы выжить. Помещение общины — маленький островок арабского мира, где фоном играет восточная музыка, на столе стоит традиционная выпечка, а в воздухе пахнет кофе.

Мишаль рассказывает о своей родине с тоской в глазах. Его судьба — история переселенца, оторванного от земли обетованной. Мишаль не смог стать частью другого мира. Россия спасла его от гибели, но его сердце навсегда осталось в колыбели цивилизаций, где апостол Павел принял христианство, где на залитых солнцем землях цвели цитрусовые сады, пели экзотические птицы, люди ходили друг к другу в гости без приглашения, а сегодня слышны звуки бомбежек.

По мотивам жизни Мишаля можно написать сценарий драмы с элементами боевика: большая русская любовь, жизнь в полном достатке в родном Дамаске, потом война, угрозы со стороны бандитов и вынужденный переезд в холодную Россию. Только вот в отличие от кино страдания в жизни самые настоящие. В 2011 году террористы «Джуб-ан-Нусра» лично угрожали семье Мишаля.

— В Сирии меня многие знают, поэтому они выбрали меня своей жертвой. Плюс к этому я православный христианин. Через меня и мою русскую жену они хотели как будто отомстить России. Я чудом выслал супругу и троих детей из Сирии. Мне пришлось практически продумать киносценарий, чтобы сделать это безопасно. Я хотел закончить свои дела в Дамаске. Родители Елены помогали как могли, но в какой-то момент им стало очень тяжело. Я собрал столько денег, сколько смог, и через пару месяцев вылетел в Петербург. Я не мог получить то, что заработал на текущих проектах, потому что в тот момент невозможно было перевести деньги из Сирии заграницу, из-за начавшихся беспорядков не работали банковские переводы. Я приехал почти без денег. Но мы смогли снять квартиру, купить кровати и стулья. В поисках работы я обращался в местные театры, в кино и на телевидение, но везде получал отказ.

Мишаля отправляли домой с формулировкой: «Как только что-то появится, мы обязательно вам позвоним». Община помогла устроиться администратором в кафе. Работа не по душе привела к трем инфарктам, шунтированию и инвалидности II группы. Сегодня Мишаль работать в принципе не может: «Кто захочет взять на работу 58-летнего больного человека — мало ли что со мной случится на работе», — вздыхает он.

Старшая дочь и средний сын Мишаля учатся в вузах. Младший — в шестом классе. Жена работает в интернет-магазине и получает 16 000 рублей в месяц.

— Нам очень больно. Я сижу дома, готовлю, убираю, провожаю и забираю ребенка домой. Но эта жизнь не по мне.

Земля обетованная

Мишаль рассказывает, что в Сирии он был вполне обеспеченным человеком, который занимался своим делом. Он был известным актером дубляжа, режиссером на телевидении, преподавал в вузе. О жизни в Дамаске Мишаль рассказывает как о самом счастливом времени своей жизни. Как актер и режиссер на местом телевидении он получал 3-5 тысяч долларов в месяц. Построил большой дом площадью 140 кв. м.

— Когда Лена не могла приготовить еду, мы заказывали ужин из ресторана. На улице можно было гулять спокойно даже ночью. Потому что все друг друга знали, любили, уважали, несмотря ни на какую религию. Мы никогда не покупали фрукты по штуке, всегда килограммами. Когда приходят гости, мы ставим огромный поднос с фруктами. А летом только ими и питаемся, еду не готовим.

У нас есть салат, который называется Табуле. Очень известная закуска. Здесь тарелка этого салата стоит 1000 рублей, а там на 1000 рублей я бы мог сделать сто таких тарелок. Петрушку здесь мы покупаем по граммам. За стоимость пучка петрушки здесь я бы мог купить в Сирии три килограмма.

Мишаль рассказывает, что во время священного мусульманского месяца Рамадан семья Немех вообще не готовила, потому что, следуя традиции, соседи-мусульмане угощали их домашней пищей. А если возникало разногласие, согласно восточным обычаям, его разрешали у старейшины.

— В России я каждый день умираю. Не потому, что Россия плохая, или меня здесь плохо приняли, нет. Просто там моя родина. Если мне скучно, я мог пойти к соседям или пригласить гостей. Сейчас я не могу ничего. Только один раз в неделю я могу пообщаться со своими в церкви. Это ребята из Ирака, Ливана, Палестины. У меня есть замечательные русские друзья, но мы видимся лишь изредка. В нашем обществе так не принято. У нас дома каждый день были гости. Либо мы ходили в гости.

Вернуться домой

Мишаль рассказывает, что в Сирии никогда не было межрелигиозных конфликтов. Сирия известна разнообразием религий, исповедуемых там. До недавних времен на одной улице прекрасно уживались мусульмане разных направлений, католики, православные, протестанты. Наш герой уверен — то, что в итоге обернулось сирийской «войной всех против всех», было подогрето извне при помощи тонкого манипулирования религиозными чувствами жителей. В какой-то момент в Сирию начали съезжаться иностранные боевики и террористы всех мастей и занесли религиозную нетерпимость, как лихорадку, подготовившую почву для масштабного конфликта.

— Есть люди и страны, которым не нравилось, как хорошо жила Сирия: самая богатая на Ближнем Востоке, дающая одно из лучших образований в мире, с прекрасной воспитанной молодежью, умелыми специалистами, плодородными землями, сильной общиной. Чтобы разбить эту жизнь, специально поссорили шиитов и суннитов. Саудовская Аравия, Катар и Турция — за суннитов. Другие государства — за шиитов. С обеих сторон нашептывали — почему вы не у власти, вы же — большинство. Мы слышали о такой поговорке, которая приписывалась западным политикам: мы не будем воевать с мусульманами, они сами будут воевать друг с другом.

Дом Мишаля в Сирии разрушен. Он бежал из Дамаска, оставив дорогую технику и мебель, не успев ничего продать или хотя бы спрятать.

— У меня была большая библиотека, где было 2400 книг. Были там очень редкие экземпляры, книги начала XIX века. Всю библиотеку сожгли. Я занимался обработкой по дереву — мое оборудование и всю мебель разрушили. Все плоды моего труда уничтожены.

Мой сосед сказал, что южная часть моего дома полностью разрушена. Целой остались кухня, душ и туалет, остальное — в руинах. Однажды я увидел на Youtube видео, как из моего разрушенного дома снимали позиции боевиков. Это очень больно.

Мишаль говорит, что многие сирийские оппозиционеры служили совсем не во благо своего народа. Несмотря на то, что среди оппозиции есть настоящие сирийские патриоты, много среди них приезжих бандитов и террористов с планами, надиктованными странами, заинтересованными в сирийском конфликте.

— Оппозиционеры во всем обвиняют государство. Но на самом деле они поступали очень хитро, прячась среди обычных людей. Однажды в одном сирийском районе они отрезали головы местным христианам, надели их на палки и воткнули их в землю со словами: «Вот вам подарок на рождество». Этого никогда не было в Сирии, это поступки приезжих.

Народ подкупали словами: «Тебе нужна тысяча рублей? Вот тебе 10 тысяч».

Расскажу вам случай. Около нашего дома была бакалея, туда зашел один человек, купил товар на большую сумму 7000 лир — это порядка 150 долларов. Я спросил у хозяина магазина, откуда у него такие деньги, он ведь жил небогато и всегда брал у тебя товары в долг. Хозяин магазина ответил мне: «Это оппозиция его подкупила».

— Готовы ли вы вернуться в Сирию?

— Если я буду уверен, что наступил мир, я сразу же вернусь туда. Я готов даже жить только в своей уцелевшей кухне.

Диана Колобаева

www.rambler.ru
Комментарии

18+