подписаться
Скандальчик, интрижка, позорище: как СМИ выживают на сухом пайке
Скандальчик, интрижка, позорище: как СМИ выживают на сухом пайке
Дети просят Хиллари и Трампа: Пусть ваши друзья из Киева больше никогда не бомбят Луганск
Дети просят Хиллари и Трампа: Пусть ваши друзья из Киева больше никогда не бомбят Луганск
Новости Украины: денег нет, но вы держитесь, Кота подставили
Новости Украины: денег нет, но вы держитесь, Кота подставили
Штайнмайер против Меркель: добьется ли МИД ФРГ отмены санкций против РФ
Штайнмайер против Меркель: добьется ли МИД ФРГ отмены санкций против РФ
ВСЕГДА БУДЬ В КУРСЕ!
×

уже подписались

СДЕЛАТЬ ВЫБОР
одноклассники твиттер вконтакте facebook

ВСТУПИТЬ В ГРУППУ

Новости партнеров
достоверно

Станет ли сирийский Тартус российской «Диего-Гарсия»

views
3752

Тартус — второй по величине порт в Сирии после Латакии и единственный зарубежный пункт материально-технического обеспечения ВМФ России. Этот ПМТО, долгое время после 1991 года прозябавший в полузаброшенном состоянии, летом 2015-го обрел новую жизнь и стал главными морскими «воротами» для снабжения российской военной группировки на сирийском театре военных действий.

Как это произошло и что ждет 720-й ПМТО ВМФ РФ в будущем? Появится ли в Сирии полноценная российская военно-морская база?

«Бензоколонка» для 5-й ОПЭСК

Пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе появился у СССР в 1971 году в соответствии с двухсторонним соглашением между Советским Союзом и Сирией. Изначально этот ПМТО был создан для обеспечения действий кораблей и судов действующей в Средиземном море 5‑й оперативной эскадры (5-й ОПЭСК), их снабжения топливом, водой и расходными материалами. При этом ПМТО в Тартусе в первую очередь исполнял именно роль своеобразной «бензоколонки» и лишь во вторую — места проведения небольшого межпоходового ремонта. Исполнение последней функции обеспечивалось одной из плавучих мастерских Черноморского флота, которые посменно «дежурили» в Тартусе. Средний ремонт корабли и суда 5-й ОПЭСК могли осуществлять в сирийской Латакии или египетской Александрии. Для крупного ремонта, как правило, приходилось возвращаться в Севастополь или Николаев.

К слову о «бензоколонке» — свои топливные танки советские корабли заполняли в ПМТО топливом, доставленным в Тартус из СССР. Закупать топливо у сирийцев оказалось крайне дорого.

С 1984 года ПМТО ВМФ СССР в Тартусе стал именоваться 720-й ПМТО. Военное командование СССР вынашивало в отношении Сирии крайне амбициозные планы, включающие постройку на сирийском побережье между Латакией и Тартусом большой советской военно-морской базы, способной полностью покрыть все потребности 5-й ОПЭСК. В «связке» с этими планами шел проект, предусматривающий создание на сирийском аэродроме Тифор базы советских ВВС. Однако до момента распада СССР осуществить эти планы не удалось.

ПМТО деградирует, но не сдается

В 1991 году 5-я ОПЭСК прекратила свое существование, но 720-й ПМТО в Сирии остался. Мало того — какое-то время даже продолжал развиваться. Надо полагать — по инерции.

Так, Росвооружение к середине 90-х умудрилось почти достроить в Тартусе судоремонтный завод с сухим доком. Предполагалось совместное использование этого объекта в интересах как российского ВМФ, так и сирийского. Но завод, увы, достроен не был. Сирийцы попытались было достроить его с помощью Украины, но та не осилила подобную задачу. Тогда сирийцы провели переговоры о достройке завода с китайцами. Те согласились, но тут в Сирии грянула гражданская война, и всем быстро стало не до «подвисшего» долгостроя.

Тем временем, постепенно деградируя, 720-й ПМТО продолжал функционировать. К 2009 году он имел два плавучих пирса в северной части военного порта Тартуса и структурно состоял из четырех основных подразделений: автомобильной команды (12 единиц автомобильной техники), электростанции, хозяйственного отделения и склада ГСМ.

В оперативном подчинении ПМТО находилась плавмастерская из состава Черноморского флота. Плавмастерские менялись по ротации через каждые шесть месяцев.

За охрану нашего ПМТО отвечала 63-я бригада ВМФ Сирии, занимавшая южную часть военного порта Тартуса. И, кстати, неплохо отвечала. Это именно ПВО сирийской 63-й бригады «приводнила» 22 июня 2012 года особо наглый турецкий авиаразведчик RF-4E.

Кот, мангал и прочая матчасть

Тем временем, личный состав 720-го ПМТО неуклонно уменьшался. В 1991 году он насчитывал 50 человек, в 2009-м — 14, которые к 2012 году сократились до… четырех человек.

Побывавшие летом 2012 года в расположении 720-го ПМТО спецкоры «Комсомолки» Дмитрий Стешин и Александр Коц так описывали увиденное: «Нашу базу можно обойти по периметру за пять минут. Маленькая одноэтажная казарма, со всех сторон увитая лозой со свисающими виноградными гроздьями. К казарме примыкают два небольших ангара-склада с ремонтными материалами и инструментом. За ними — скромный парк машин. Не боевых, опять же — заправщики, грузовик, ремонтная «летучка». И дизель-генератор. Вот, в общем-то, и все. Хотя нет, через дорогу есть еще волейбольная площадка и свой пляж — с мангалом и коптильней».

К этому следует добавить еще огород, плац и две артезианские скважины, подающие воду на «российский» причал. У причала — плавмастерская ПМ-138. Личный состав ВМФ РФ в Тартусе в этот момент: четверо приглядывают за ПМТО, «около десятка» работают на плавмастерской. Последнее совершенно непонятно, так как по штату экипаж этой плавмастерской должен составлять 193 (!) человека. Но, как говорится, что написано, то написано.

Слова спецкоров «Комсомолки» можно дополнить воспоминаниями журналистки Анхар Кочневой из того же 2012-го: «Проходя между наземных объектов, долго не могла отделаться от ощущения, что нахожусь в… старом заброшенном пионерском лагере: тут и площадка для волейбола, и пляж, и фонтан, и нехитрое оборудование для барбекю, и напоминающее корпус пионерлагеря административное здание. И белый чернохвостый кот по кличке Хвост, привезенный кем-то в Сирию аж из Севастополя, на ступеньках».

Короче, довольно унылая картина. Казалось — «семьсот двадцатый» обречен. Тем более что на фоне разгоравшейся в Сирии гражданской войны иностранные и некоторые отечественные СМИ раз за разом публиковали сообщения об окончательной эвакуации российских военных моряков из Тартуса. А доморощенные «эксперты» с изрядным апломбом доводили до российской общественности мысль о том, что Россия не имеет крупных стратегических интересов в Сирии и что поддержка президента Башара Асада российским правительством основана скорее на эмоциях, чем на логике.

Одновременно российская служба «Би-Би-Си» с удовольствием тиражировала цитату одного из сотрудников отечественного Центра анализа стратегий и технологий, заявившего: «После распада Советского Союза Тартус приобрел для России символическое значение — нам нужно показать, что у нас есть базы за границей. С точки зрения стратегии, Тартус не имеет большого значения… Никто в России не считает Асада полезным или просто хорошим человеком».

Пройдет всего три года, и всё вышеописанное любители конспирологии станут называть не иначе как «великолепной операцией прикрытия». Хотя «прикрывать» что-то в Тартусе образца 2012-го, кроме факта тотальной заброшенности, было решительно нечего. Ренессанс 720-го ПМТО начался много позже — летом 2015 года.

Громадье несбывшихся планов

Собственно, планы масштабной реконструкции ПМТО были озвучены еще 28 июля 2014 года. «ПМТО в Тартусе будет не только сохранен, но и значительно обновлен с учетом новой политической ситуации в Сирии и военной обстановки в Средиземноморском регионе, — сообщил представитель Главного штаба ВМФ. — Мы планируем со следующего года приступить к обновлению всей инфраструктуры этого пункта. По отдельному согласованию с сирийской стороной будем укреплять все виды защиты этого объекта, включая противовоздушную и противодиверсионную оборону».

Было также заявлено, что после модернизации инфраструктуры ПМТО один из плавучих пирсов будет способен принимать корабль первого ранга (крейсер или эсминец), а второй — сразу два корабля второго ранга (фрегат или большой десантный корабль).

Увы, вслед за этим громким заявлением, как и за многими подобными, не раз звучавшими с начала 2000-х, ничего не последовало. 720-й ПМТО продолжал делать то, чем занимался с 1991 года, — уверенно «загнивать». При этом нельзя сказать, что ПМТО бездействовал. За указанный период его услугами успело воспользоваться не только множество вспомогательных судов нашего ВМФ, но и гордость флота — тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», а также тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий», не говоря уж о приличном количестве БДК.

Но не это смахнуло сонную одурь с Тартуса.

Звездный час для Тартуса

Как известно, пока петух не клюнет — мужик не перекрестится. В нашем случае петух по-настоящему клюнул лишь летом 2015 года, когда руководство России окончательно определилось с необходимостью проведения в Сирии контртеррористической операции силами ВКС. Одновременно возникла необходимость резко нарастить объемы военно-технической помощи, предоставляемой Россией Сирии.

Вот тут-то и стало понятно, что быстро перебросить все необходимое на сирийскую территорию воздухом невозможно — нужен морской «Сирийский экспресс». В силу требований максимальной секретности и безопасности морских перевозок и выгрузки доставленного «Сирийским экспрессом» груза на берег, слишком близкая к Турции и к зоне боевых действий Латакия не годилась. Следовательно, единственным местом на сирийском побережье, подходящим на роль перевалочной базы для доставляемых морем из РФ военных грузов, становился Тартус и находящийся там 720-й ПМТО. Так настал его звездный час.

Судя по всему, основные договоренности о переброске в Сирию группировки российских ВКС между Москвой, Дамаском, Тегераном и Багдадом были достигнуты к середине августа 2015 года. Именно в это время с ознакомительными целями на ВПП впоследствии ставшей знаменитой сирийской авиабазы «Хмеймим» перелетают несколько российских боевых самолетов, опознанных средствами ПВО Турции как МиГ-31.

26 августа 2015 года в Тартусе российская военная делегация встречается с представителями службы логистики сирийской правительственной армии, после чего воздушный мост через Иран — Ирак и конвейер морского «Сирийского экспресса» заработали на полную мощность.

Ренессанс 720-го

В Сирию из России хлынул поток вооружения, техники, оборудования, запчастей, боеприпасов, ГСМ и, конечно, людей. Под прикрытием проведения внезапной проверки войск Центрального военного округа (7-12 сентября) и учений «Центр-2015» (14-20 сентября) на «Хмеймим» перелетает большая часть наших военных самолетов, задействованных впоследствии в боевых действиях группировки ВКС РФ против боевиков запрещенного в России «Исламского государства». Это означает, что к данному моменту по воздушному мосту Россия — Иран — Ирак — Сирия (в меньшей степени) и с помощью БДК, курсирующих по маршруту Новороссийск/Севастополь — Тартус (в большей степени), на территорию Сирии уже было доставлено почти все необходимое для обеспечения деятельности группировки ВКС РФ. Сотни тонн грузов и сотни людей.

Возможно ли было осуществить их прием и переброску к месту назначения на суше теми силами и средствами, которые Стешин и Коц наблюдали в Тартусе за три года до этого? Конечно, нет. Это означает, что примерно за месяц МО РФ сумело разительно преобразить 720-й ПМТО. Косвенно это подтверждается не только самим фактом оперативной и бесперебойной переброски через Тартус большого количества российских грузов военного назначения, но и опубликованным 18 сентября 2015 года газетой «Коммерсант» сообщением: «Один из российских военнослужащих-контрактников, прикомандированный к 720-му пункту материально-технического обеспечения ВМФ РФ в Тартусе, рассказал, что персонал объекта, в начале сирийского кризиса составлявший несколько человек, сейчас превышает 1700 специалистов. «Они обустраивают и охраняют объект, перестраивают пирс», — отметил он».

Только представьте — сперва четыре человека, облезлая «маленькая одноэтажная казарма», два пустых плавучих пирса и мангал, а через месяц — бац! — транспортный хаб, ряды техники, штабели контейнеров, модульные домики, пара взводов морпехов охраны и 1700 специалистов! Естественно, для разгрузки были привлечены и мощности гражданского порта Тартуса, но все равно масштабы работы более чем внушительны.

Внезапная проблема

Тем не менее, не все было так безоблачно. С самого начала подготовки операции ВКС в Сирии стало понятно, что необходимый для развертывания российской группировки объем морских грузоперевозок практически исчерпывает возможности привлекаемых к их осуществлению БДК. А ведь необходимо было еще осуществлять доставку грузов в интересах вооруженных сил, подчиняющихся президенту Асаду. Справиться с проблемой можно было, лишь поставив на маршрут «Сирийского экспресса» гражданские грузовые суда.

При этом во избежание возможных юридических осложнений, связанных с гражданским статусом перевозящих вооружение судов, крайне желательно было придать таким судам статус военных транспортов. Еще одно требование — наличие на борту привлекаемых к военным перевозкам грузовых судов мощных грузоподъемных средств — было вызвано имеющимися на начальной стадии планирования операции неясными перспективами использования кранового оборудования в гражданском порту Тартуса.

Все вместе эти обстоятельства привели к появлению на маршруте «Сирийского экспресса» спешно приобретенных и поднявших флаг вспомогательного флота РФ… бывших турецких и украинских сухогрузов. Вот тут и «выскочила» проблема, о которой раньше не задумывались.

Портовые бассейны Тартуса имеют не особо большие глубины. При работе корабельных винтов в акватории порта, по воспоминаниям наших моряков, на поверхность воды со дна часто выбрасывало множество глины. Еще менее глубоководен входной фарватер Тартуса. Причем в силу безалаберности сирийских моряков и особенностей местной гидрологии глубина фарватера со временем заметно уменьшилась.

Это не имело особого значения, пока в Тартусе разгружались специально спроектированные для действий на мелководье большие десантные корабли. Но груженые под завязку бывшие гражданские «турки» и «украинцы» с осадкой 8 метров и больше попадали бы в военный порт Тартуса буквально «впритирку» над дном. В силу чего первый из числа мобилизованных во вспомогательный флот РФ военный транспорт «Двиница-50» (бывший турецкий сухогруз Alican Deval) прошел 14 октября 2015 года Босфор сильно недогруженным. Так, на всякий случай.

Вскоре Проливы в южном направлении миновало килекторное судно Черноморского флота КИЛ-158, которое и занялось очисткой входного фарватера Тартуса. К двадцатым числам ноября эта работа была закончена. КИЛ-158 направился в Севастополь, а военные транспорты «Сирийского экспресса» пошли в Тартус в полном грузу.

В данный момент наблюдается снижение частоты этих рейсов. Это свидетельствует о завершении переброски и развертывания в Сирии предназначенного для контртеррористической операции российского наряда сил и средств, что оставило в качестве генеральных грузов «Сирийского экспресса» лишь «расходники» в виде боеприпасов и ГСМ. Обновленный 720-й ПМТО с поставленными командованием задачами справился целиком и полностью.

Что дальше?

Теперь самое время задуматься о дальнейших перспективах нашего ПМТО в Тартусе.

Сама необходимость для отечественного ВМФ подобного объекта в восточном Средиземноморье уже ни у кого не вызывает сомнений. Более того, в свете появившейся информации о бессрочной аренде Россией военных объектов на территории Сирии в СМИ начинает муссироваться тема о превращении 720-го ПМТО, по аналогии с крупной американской военно-морской и военно-воздушной базой в Индийском океане, в российскую «Диего-Гарсия».

Идея, безусловно, соблазнительная, но выполнимая ли? Оставляя за скобками саму оправданность такого проекта с точки зрения геополитики и логистики, хочется напомнить, что нашу «Диего-Гарсия» в Сирии при куда более благоприятных политических и экономических обстоятельствах не смог создать даже Советский Союз.

Так что же ждет 720-й ПМТО в ближайшем будущем? Скорее всего, его не будут разворачивать в полноценную военно-морскую базу со всей сопутствующей инфраструктурой, включая российскую охрану водного района, части ПВО и береговой обороны. За вычетом политической и логистической спорности создания такой базы ВМФ РФ в Тартусе, это долго, дорого, да и места для этого в сирийском порту и на прилегающем побережье не очень много. Куда более вероятен «эконом-вариант», включающий лишь модернизацию портового оборудования, дальнейшие дноуглубительные работы в порту и на входном фарватере, расширение складских площадей ПМТО и достройку (наконец-то!) в Тартусе судоремонтного завода.

«Тартус — место хорошее во всех смыслах. В момент все это, конечно, не развернут, но года за 2-3 сделают вполне приличную базу, особенно если землицы подрежут побольше — не вся инфраструктура может быть на плаву», — прокомментировал вопрос о будущем 720-го ПМТО Павел Вишняков, капитан 1-го ранга запаса, в прошлом — флагманский штурман 130-й бригады противолодочных кораблей, заместитель начальника штаба 2-й дивизии противолодочных кораблей по боевой подготовке. У Федерального агентства новостей нет причин, чтобы не согласиться со столь авторитетным мнением.

Таким образом, в будущем вместо единой централизованной российской «Диего-Гарсия» МО РФ может получить в Сирии в свое распоряжение децентрализованную систему постоянного базирования наших Вооруженных сил. Ее военно-воздушная компонента будет располагаться на авиабазе «Хмеймим», а военно-морская (транспортный хаб, ПМТО и судоремонтный завод с сухим доком) — в Тартусе. Это тем проще осуществить, что подобная схема в максимальной степени будет использовать инфраструктуру, уже сейчас имеющуюся и используемую РФ в Сирии.

Андрей Союстов

www.rambler.ru
Комментарии

18+