подписаться
Первое июня — День памяти Димитрия Донского, героя Куликовской битвы
Первое июня — День памяти Димитрия Донского, героя Куликовской битвы
Петербуржцы гордятся правом говорить «поребрик». ФАН-ТВ
Петербуржцы гордятся правом говорить «поребрик». ФАН-ТВ
Скопировать РД-180: украинцы и американцы объединятся в распиле бюджета США
Скопировать РД-180: украинцы и американцы объединятся в распиле бюджета США
Новости Украины: ОАЭ остались без сала, аукцион для баранов, кодекс Тимошенко
Новости Украины: ОАЭ остались без сала, аукцион для баранов, кодекс Тимошенко
ВСЕГДА БУДЬ В КУРСЕ!
×

уже подписались

СДЕЛАТЬ ВЫБОР
одноклассники твиттер вконтакте facebook

ВСТУПИТЬ В ГРУППУ

Новости партнеров
достоверно

Язык силы и агрессии: грозит ли «кельнский синдром» России

views
2519

Новогодний шабаш понаехавших в немецкий Кельн беженцев, похоже, стал апогеем самоубийственной миграционной политики немцев и Евросоюза. Несмотря на явные попытки германских властей замять случившееся, информация о массовом надругательстве «гостей фрау Меркель» над немками вырвалась в публичное пространство и потрясла цивилизованный мир, открыв несмолкающие дискуссии: кто виноват, что делать и как дальше жить.

Тем более, что не новогодней ночью «длинных рук» всё началось и не ею закончится. Вслед за бесчинством на Соборной площади Кельна вскрылось множество безобразных фактов поведения мигрантов в Германии, особенно в тех населенных пунктах, где их количество достигает критической массы. Групповые изнасилования, нанесение увечий, нападения и разбой, сексуальное рабство и даже убийства — немцы и постоянно проживающие в ФРГ граждане других стран, в том числе россияне, в ужасе.

Поэтому самый острый вопрос, стоящий на повестке дня многих европейских стран, знакомых с проблемой миграции, формулируется просто — не грозит ли и нам нечто подобное?

Иностранных преступников становится больше

Для нашей страны трения между приезжими из азиатских республик и коренным населением не являются новостью. Слово «гастарбайтер» знакомо нам не менее 15 лет. За это время случаи нескромного поведения гостей с юга не раз будоражили общественное мнение.

Одним из последних таких эпизодов стало убийство москвича Егора Щербакова азербайджанцем Орханом Зейналовым, произошедшее 10 октября 2013 года. Нетрезвый мигрант, работавший по торговой части в Западном Бирюлево, попытался пристать к девушке Егора. Конфликт закончился тем, что Зейналов ударил парня ножом в спину. Удар оказался смертельным. Опасения в бездействии полиции подняли волну народного гнева, обрушившуюся на плодоовощную базу «Покровская», известную в те времена как рассадник незаконной миграции. Итогом событий стала поимка преступника, возбуждение уголовных дел против администрации и владельцев овощебазы, а также против зачинщиков массовых беспорядков. Последовал целый ряд кадровых перестановок в полиции и муниципальных органах власти. Овощебазу закрыли.

Как же дела с миграционной преступностью обстоят сейчас? Судя по официальным данным МВД РФ, за первые восемь месяцев 2015 года количество преступлений, совершенных в России иностранными гражданами (в основном, гостями из азиатских республик), не снижается, а планомерно растет. В прошлом году это число выросло на 3,4% в сравнении с аналогичным периодом 2014 года и составило 39,3 тысяч преступлений. Удельный вес выходцев из СНГ в этой цифре равняется 87%. Не остаются в долгу и местные. Количество преступлений в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства увеличилось на 18,9% и составило 13,7 тысяч.

И все-таки большинство опрошенных нами экспертов считают, что бесчинства мигрантов, подобные кельнским, в нашей стране невозможны.

Фирменный знак России

Вице-президент Центра социальных и политических исследований «Аспект» Ирина Алкснис в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей заметила, что конфликты между разными слоями населения — явление неизбежное, будь то бедные и богатые, местные и «понаехавшие». Находясь в общемировом тренде, Россия, тем не менее, имеет ряд преимуществ по сравнению с европейскими странами. Связано это как с глубокими историческими традициями, так и с актуальной ситуацией, способствующей урегулированию возникающих сложностей.

«Острота текущего европейского кризиса с мигрантами во многом обусловлена тем, что современная культура и ее носители не выдерживают конкуренции с культурой традиционной. Мигранты как носители традиционной культуры демонстрируют силу, агрессию и напор, которым современный европеец оказывается просто не в силах противостоять, — считает Ирина Алкснис. — Российское население, безусловно, принадлежит современной культуре, но все-таки не настолько далеко продвинулось на этом пути, как Европа. В экстренных случаях идет возврат к традиционным институтам и механизмам, и местное население начинает говорить с мигрантами-традиционалистами на одном языке — языке силы, коллектива и опоры на своих».

По мнению эксперта, это приводит к неприятным, печальным, порой трагическим эксцессам, которые заканчиваются в зале суда, но на общественном уровне трения снижаются благодаря тому, что сообщение успешно донесено до адресата.

Кроме того, события последних двух лет качественно изменили данный вопрос для России. С одной стороны, из-за экономического кризиса Россию покинуло большое количество гастарбайтеров, в результате их демографическое давление на общество снизилось. В то же время, противостояние с Западом принципиально изменило вектор внутрироссийского дискурса, считает Алкснис. Усилилась консолидация в противостоянии общему внешнему противнику.

Наконец, еще не стерты из памяти «советские коды»: «Умение создавать единый народ при сохранении своеобразия составляющих его частей — это фирменный знак России», — подчеркнула Алкснис.

Наша полиция нас бережет

По мнению экономиста и политолога Александра Айвазова, реализация в России «кельнского синдрома» невозможна благодаря адекватной и эффективной правоохранительной системе.

«Наши силовики мобилизованы и получили хорошую закалку в последние годы. Хотя отдельные эксцессы с мигрантами вполне возможны, но думаю, что соответствующие наши структуры тесно работают с их землячествами, — отметил Айвазов в беседе с корреспондентом ФАН. — У нас хоть и либеральное правительство, но отнюдь не либеральные силовики».

К тому же, уверен эксперт, правоохранители четко понимают, что произойдет, если мигранты начнут поднимать какую-то бучу. «У нас ведь есть националисты, которые не преминут размяться в схватке с «понаехавшими». Европа очень сильно гниет, и события в Кельне и других местах — проявление этого гниения», — считает Айвазов. Поэтому всё больший вес начинают обретать националистические партии и лидеры типа Марин Ле Пен. Рано или поздно европейцам придется осознать, что их политики выбрали неверный путь.

По мнению эксперта, в настоящее время начинается воспроизведение сценариев 1930-х годов, только в более мягкой форме. «Это тоже период «великих потрясений» при переходе от одного мирохозяйственного уклада (Pax Americana) к новому, с осознанием каждой нацией своих национальных интересов», — заключил Айвазов.

Секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба Яна Амелина полагает, что в России и в Европе принципиально разная структура и природа миграционных потоков. Вследствие этого повторение у нас тех проблем, которые переживает с мигрантами ЕС, невозможно.

«События, произошедшие в Германии, в России невозможны, — уверена Амелина. — Во всяком случае, сейчас. Достаточно посмотреть на реакцию большинства россиян, услышавших о выходках беженцев в Германии. Помимо естественного негодования в связи с поведением мигрантов (злорадствующих было все же значительно меньше), россияне не могут представить себе, что нечто подобное произошло бы в нашей стране. Да и миграция в РФ и Европе принципиально различается. Всё же большинство трудовых мигрантов приезжают в Россию именно трудиться, а не пытаться устанавливать здесь свои порядки».

В Европе ситуация принципиально иная, полагает эксперт: тамошние мигранты намерены заставить европейцев жить по своим правилам. Однако те, кто науськивает их на Европу, серьезно рискуют. Европа еще не умерла. Жесткий ответ мигрантам еще будет дан.

Благотворный кризис

А вот президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов, напротив, считает, что в латентном виде аналогичные проблемы с миграцией наблюдаются и у нас. Просто они не носят демонстративный характер.

«В российских городах, являющихся центрами притяжения миграционных потоков, события аналогичные кельнским никогда не прекращались, — заявил Ремизов корреспонденту ФАН. — По итоговым данным правоохранительных органов за 2013 год, свыше трети изнасилований совершены иностранными гражданами. В местах с высокой долей этнических мигрантов хорошо знают, что эти проблемы у нас не сегодня начались и не завтра закончатся».

При этом в Кельне произошла спланированная акция, считает эксперт. А в нашей стране это происходит в режиме повседневной действительности. «Я регулярно просматриваю аналитику с мониторингом инцидентов, связанных с этнопреступностью. Изнасилования, убийства, когда местные ребята заступаются за девушку и получают нож или пулю, происходят регулярно. И связано это с избыточной миграцией».

После событий в Бирюлево подходы в миграционной политике несколько изменились, признаёт эксперт. Составление черных списков нарушителей миграционного режима возымело некоторый эффект. Необходимость приобретения трудового патента, сдачи экзамена по русскому языку и прохождения медицинского освидетельствования стали дополнительным входным барьером на российский рынок труда, но это не обеспечивает общественной безопасности, считает Ремизов. Немалая доля мигрантов уходит в «серый» сектор, то есть пребывает в России нелегально.

«Наибольшее влияние на ситуацию в миграционной сфере оказали два фактора, не связанные с ФМС: в какой-то степени это девальвация рубля и ухудшение экономической ситуации в стране, когда стало меньше рабочих мест. Трудовые мигранты меньше денег стали отправлять домой, работать стало менее выгодно, — описывает ситуацию Ремизов. — Но продолжалось это ограниченное время, потому что вскоре валюта среднеазиатских республик последовала вслед за рублем».

Второй фактор — это Украина, полагает эксперт. На какое-то время в миграционном потоке стали преобладать беженцы с Украины, которые отличаются по культурным и профессиональным качествам от жителей азиатских республик, это ментально более близкий нам и более образованный контингент. Но, учитывая, что власти не приняли каких-то серьезных решений, которые позволили бы стимулировать более близкую к нам по культуре миграцию с Украины, этот эффект может носить кратковременный характер, считает Ремизов.

Екатерина Чалова

www.rambler.ru
Комментарии

18+