подписаться
Сирия, сводка на 16.30 26 июля: Латакия готова к перемирию, Дейр-эз-Зор спасают от ИГ
Сирия, сводка на 16.30 26 июля: Латакия готова к перемирию, Дейр-эз-Зор спасают от ИГ
Теракт в Руане: как миграционная политика может обезопасить французов
Теракт в Руане: как миграционная политика может обезопасить французов
Киев дрожит, Москва давит: выйдет ли из сумрака «Турецкий поток»
Киев дрожит, Москва давит: выйдет ли из сумрака «Турецкий поток»
Ложь, большая ложь и статистика WADA: разбор допинг-данных по России и миру
Ложь, большая ложь и статистика WADA: разбор допинг-данных по России и миру
ВСЕГДА БУДЬ В КУРСЕ!
×

уже подписались

СДЕЛАТЬ ВЫБОР
одноклассники твиттер вконтакте facebook

ВСТУПИТЬ В ГРУППУ

Новости партнеров
достоверно

Украинская армия в 2016 году: деградация продолжается

views
12839

По словам многих украинцев, до 2014 года существовавшие больше в анекдотах, чем в реальности Збройні сили України к началу 2016 года серьезно преобразились. Пройдя через унижение операции «Крымнаш», через кровавую АТО и неразбериху шести волн мобилизации, Вооруженные силы Украины наконец-то стали… Вооруженными силами Украины. Настоящими. Боеспособными. Не на словах, а на деле. Ну, по крайней мере, если верить заявлениям представителей украинского генштаба. Мол, все проблемы позади!..

Так ли это? Не будем сейчас касаться тех неприятностей, которые пережили ВСУ в Донбассе. Южный котел, Саур-Могила, Иловайск, Дебальцевский котел — с тех пор много воды утекло. Лучше обратим внимание на нынешнее состояние украинской армии и основные тенденции ее развития.

Логичнее всего будет начать с «плюсов» ВСУ. С того, чем украинский генштаб действительно может гордиться.

Первый «плюс»: ВСУ до сих пор существуют

Первый и самый главный «плюс» украинской армии на начало 2016 года — это, несомненно, сам факт существования ВСУ как таковых. Несмотря на всё, что с ними происходило с момента обретения современной Украиной своей независимости, — на расформирования, сокращения, «реформы» и «оптимизации», а также мизерные денежные оклады, непопулярность воинской службы, неустроенность быта личного состава, нехватку современного вооружения, распродажу и разворовывание вооружения советского, зубодробительную националистическую пропаганду, финансирование по остаточному принципу, дикий непрофессионализм значительной части офицерского состава и т. д., — несмотря на все это армия Украины сохранила значительный боевой потенциал. Даже несмотря на дикие «качели» с численностью личного состава: с 700 тысяч человек в 1991 году до 150 тысяч в 2014 году и обратно до 280 тысяч человек в прошлом году.

После этого остается только поражаться запасу прочности советской модели Вооруженных сил, которую на словах украинцы всячески отвергали, но в рамках которой все это время армия Украины volens nolens продолжала существовать.

Польза частичной мобилизации и призыва

В качестве еще одного несомненного достижения на ниве поддержания обороноспособности государства, которое украинские власти могут занести в свой актив, следует отметить несколько волн мобилизации. Всего, по официальным данным, через них прошло более 200 тысяч человек. Пусть всякий раз количество реально мобилизованных серьезно уступало цифрам, указанным в планах, но мобилизации позволили пополнить штаты армейских подразделений. Значительная часть этих подразделений прошла через АТО, что позволило личному составу получить настоящий, а не книжный боевой опыт. Наконец, волны мобилизаций дали украинскому военному командованию возможность делать то, чего не могли себе позволить практически лишенные мобресурса командиры Вооруженных сил Новороссии… Речь идет о ротации армейских подразделений на передовой. Таким образом, пока бойцы ДНР и ЛНР бились на «передке» буквально «как шахтеры в забое», части ВСУ периодически отводились в тыл на отдых, пополнение и доукомплектование.

В «плюсы» ВСУ следует занести и возобновление на Украине призыва на воинскую службу. Понятно, что это была вынужденная мера, но, как и в случае с «частичной мобилизацией», этот ход худо-бедно себя оправдал. Решение о возвращении призыва было принято еще в 2014 году и.о. президента Александром Турчиновым. До этого последний призыв на Украине объявляли осенью 2013 года. После этого предполагалось, что украинская армия перейдет на контрактную основу. Но, как говорится, «не взлетело».

Шесть волн «частичной мобилизации», дополненные призывом, дали возможность ВСУ серьезно нарастить свои силы в зоне АТО. По официальным данным, в августе 2014 года в Донбассе воевали 32 тысяч украинских военнослужащих, а в августе 2015 года — уже 73 тысячи.

Опять же, благодаря мобволнам и призыву, минобороны Украины за 2015 год сформировало 13 (по другим данным, 15) новых бригад и пять отдельных батальонов. Кроме того, были сформированы два оперативных управления — «Север» и «Восток». Также были воссозданы стройбаты, началось создание 10-й горно-штурмовой бригады.

Танцы вокруг ССО

Отдельно стоит отметить утверждение на Украине программы развития Сил специальных операций (ССО). Любопытно, что при наличии уже утвержденной программы развития украинских ССО, до сих пор вокруг их концепции продолжаются жаркие споры. То ли это должен быть отдельный род войск, то ли ССО призваны стать наиболее боеспособной частью сухопутных войск. Как оно будет в реальности, не известно.

Пока что МО Украины предпочитает раздавать пафосные авансы про широкий спектр задач в рамках «гибридной войны», включая «тайные операции», «агентурные сети» и «диверсии». При этом генштаб Украины умудрился заблокировать сотрудничество с представителями НАТО по созданию украинских ССО и даже сорвал начало военных маневров ССО в Хмельницком, организованное по планам НАТО и на натовские деньги.

Попутно украинские ССО уже создали интересный прецедент. Их самих по факту еще нет, но командующий ими уже есть. После долгой подковерной борьбы на этот пост в первых числах января был назначен генерал-майор Игорь Лунев.

Госрасходы, учения, иностранные инструкторы

А вот еще один положительный момент для ВСУ — в прошлом году украинский кабмин разрешил во время мобилизации изымать для нужд армии транспортные средства. Бесплатно и вне зависимости от формы собственности техники. Иными словами, раньше при необходимости армейцы отбирали у гражданских лиц автотранспорт просто так. Теперь экспроприация будет производиться в рамках закона.

Следующий «плюс» — сохраняющаяся на Украине положительная динамика роста госрасходов на нужды армии. В бюджете 2015 года на них было заложено 45,3 млрд гривен, что почти в 4 раза больше чем в 2014 году. При этом правительство Украины не остановилось на достигнутом: в 2016 году в бюджете заложено уже 46,9 млрд гривен.

Заметен рост учебной работы в ВСУ. За 2015 год в ВСУ было проведено 508 учений — это более чем вдвое больше, чем в предыдущем. На 235-м общевойсковой полигоне «Широкий Лан» и на других украинских полигонах американские и канадские военные инструкторы в 2015 году продолжали вести курс переподготовки личного состава украинских аэромобильных частей и частей специального назначения для проведения «антитеррористических операций».

Новая техника и иностранная помощь

По данным МО Украины, в 2015 году на вооружение украинской армии поступило 15 новых образцов оружия и техники. Среди них военно-транспортный самолет АН-70, БТР4Е, БТР «Свитязь», КрАз «Раптор», КрАз «Спартан». Также Украина получила из Великобритании 55 списанных бронеавтомобилей Saxon, из США — 30 списанных автомобилей Humvee и с армейских складов — 22 РЛС военного назначения. Был восстановлен военный аэродром в Коломые Ивано-Франковской области. Согласно заявлению президента Украины Петра Порошенко, в 2015 году для ВСУ было расконсервировано/отремонтировано 9 самолетов, 9 вертолетов, 316 танков, 251 БМП и БТР, 220 артиллерийских орудий и минометов, 500 автомобилей.

Помимо этого, в ноябре 2015 года на воду был спущен один (по другим данным, два) речной бронекатер проекта 58155 «Гюрза-М».

В прошлом году значительную помощь в поставках боеприпасов Украине оказала Болгария, а в поставках обмундирования — Чехия. Есть сведения, что немалый вклад в «реанимацию» украинских самолетов и вертолетов, в поставки автомобилей для нужд ВСУ и аккумуляторов для украинской бронетехники внесли предприятия Белоруссии…

Под «занавес» успехов ВСУ упомянем растущий уровень насыщения украинских войск на передовой новыми системами связи, рост дисциплины украинских радиопереговоров в зоне АТО, выросшую выучку украинских артиллеристов, минометчиков и танкистов.

На этом с «плюсами», пожалуй, все.

Первый «минус» — провал «Рэнда»

Теперь пройдемся по «минусам» ВСУ, которые часто являются логическим продолжением «плюсов».

Минобороны Украины и генштаб не выполнили распоряжение президента Порошенко и не предложили в 2015 году на утверждение ни программы развития ВСУ, ни программы развития вооружений. А эти документы имеют фундаментальное значение, поскольку определяют, какой окажется структура армии и чем она будет заниматься, какие технические средства будут в ее распоряжении. Ряд украинских наблюдателей объясняет этот провал тем, что… генералам так проще: мол, обычная практика интриг во имя генеральской «кормушки».

Характерно, что перед этой практикой спасовал даже нанятый украинцами американский аналитический центр Rand corporation. Еще в сентябре он предложил реформы украинской армии по пяти направлениям. Однако ничего не вышло. Не помог даже визит на Украину вице-президента США Джозефа Байдена, заявившего, что любые новые проекты расширения сотрудничества с Украиной в военной сфере, которые будут финансироваться США, должны быть реализованы исключительно в рамках стратегии «Рэнд». И что если Украина не начнет внедрение стратегии, на расширение объемов помощи и на системное сотрудничество рассчитывать не стоит. Даже это не помогло! Порошенко что-то мямлил в оправдание, кивал на своих генералов, те — на Порошенко… В итоге осуществление замыслов «Рэнда» с 2015-го перенесли на 2016-й, после чего все участники процесса расслабились и разбежались праздновать Новый год.

Пьянство, хищения и раздувание штатов

В свете вышеописанного крайне интересно ознакомиться с декабрьской оценкой исполнения плана основных мероприятий МО Украины за 2015 год со стороны его главы Степана Полторака. В указанном документе отмечается, что нарушение правил обращения с оружием, злоупотребление алкоголем, самовольное оставление воинских частей, правонарушения, связанные с получением неправомерной выгоды, — все это стало характерным для многих частей ВСУ. Оказывается, в ВСУ особенно тяжело бороться с пьянством, низким уровнем обеспечения войск дровами и недостаточным уровнем медицинского обеспечения — выглядит это прямо как мемуары какого-то наполеоновского генерала о зиме 1812 года!

За 2015 год в украинской армии выявлены финансовые нарушения на сумму около 7,8 млрд грн. Среди прочего, был вскрыт, но не расследован факт хищения имущества МО в ходе перемещения базы хранения боевой техники в Артемовске. Почти вся техника оказалось разграбленной, многие ценные узлы, находившиеся на хранении в Артемовске, исчезли. Предположительно — в направлении Донбасса…

Как следует из откровений главреда украинского сайта «Цензор.нет» Юрия Бутусова, создание большего количества новых воинских частей не приводит к повышению их качества, поскольку в сухопутных войсках некомплект личного состава достигает 50%. Но вместо того чтобы доводить соединения до полного штата и повышать их уровень боеспособности, генштаб продолжает плодить штабы. Численность личного состава непосредственно на линии фронта остается неизменной — зато при этом сформированы «четыре штаба оперативных командований, четыре штаба секторов, четыре штаба родов ВС и три штаба воздушных командований!» Сплошная разруха в головах, а не военные реформы.

Кризис мобволн

Кстати, об упомянутых мобилизационных волнах. Шесть мобволн исчерпали ресурс самой Украины в части дальнейших возможностей «частичных мобилизаций». Посему седьмая мобволна была отодвинута Полтораком на 2016 год с важной оговоркой: «Если резко изменится ситуация на фронте, если начнется открытая агрессия Российской Федерации против Украины». В этом случае под мобилизацию попадут те, кто уже прошел ее в составе первой волны мобилизованных.

Если же в 2016-м форс-мажора не случится, то ряды украинской армии будут пополнять лишь срочники. По крайней мере, так говорят в украинском генштабе. Как оно будет в реальности, пока не знает никто, но следует помнить, что все призывы в Збройні сили України за 2015 год провалились как по числу реально призванных на воинскую службу, так и по срокам проведения самих призывов — их приходилось постоянно продлевать из-за «недобора»…

Спецназ не всесилен, ОПК слаб

Иностранные военные инструкторы продолжают «натаскивание» украинских спецназовцев, но при этом следует отметить два момента. Во-первых, американцы довольно пренебрежительно отзываются о качестве подготовки своих подопечных. Во-вторых, силами одного спецназа никто еще войны не выигрывал.

По бравурным сообщениям украинского МО о вводе в строй новой техники оттоптался украинский блогер под ником andrei-bt: «Провал по всем направлениям — как экспорту, так и поставкам для нужд вооруженных сил Украины. Танк «Оплот» — провал (заявлено 40, изготовлено и передано заказчику 5). Бронеавтомобиль «Дозор» — провал (заявлено 150, потом 50, изготовлено 7), модернизация танков — одни обещания. <...> Из реальных «достижений» можно назвать передачу ВСУ, Нацгвардии и находящимся в ее составе организациям модернизированных африканских Т-64Б1М и Т-72Б1-1050, предназначавшихся для Конго и Эфиопии. Также ВСУ перепало и некоторое количество предназначавшихся для инозаказчиков Т-72АВ и Т-72Б. Результатом будет полная потеря доверия к украинской продукции военного назначения у любых зарубежных партнеров, даже в странах «четвертого» мира».

Кстати, об украинском ОПК. Показательна разница взглядов на причины его неудач. В правительстве Украины считают, что все дело в непрекращающемся конфликте интересов руководства минобороны, генштаба и Укроборонпрома, заключающийся в «протаскивании» в госзаказы продукции или комплектующих «своих» компаний. По мнению же производственников, все дело в критическом уровне физического и морального износа основных производственных фондов, неэффективности действующей системы управления, низком уровне производительности труда, отсутствии замкнутых циклов производства и неэффективном использовании имеющихся ресурсов.

Авиатрудности и провал с ПВО

Вернемся к проблемам ВСУ. В тяжелом положении находятся украинские ВВС. На данный момент они могут похвастаться только одним полнокровным боевым подразделением — 299-й миргородский бригадой тактической авиации. На деле, это порядка 25 способных подняться в воздух штурмовиков Су-25, четверть из которых в «пожарном порядке» была восстановлена в минувшем году. В том же «порядке» силами технико-эксплуатационных частей ведется работа по ремонту истребителей МиГ-29, Су-27 и фронтовых бомбардировщиков Су-24 для пополнения составов 9-й, 40-й, 831-й и 7-й бригад тактической авиации, но пока особыми успехами на этом направлении МО Украины похвастаться не может.  

Особой «провальной» статьей в Повітряні Сили Збройних Сил України проходят числящиеся в их составе части ПВО. Это касается как подготовки их личного состава, так и состояния матчасти. Напомним, что единственным, чем за свою историю «прославились» ПВО независимого украинского государства, — это сбитым по ошибке во время учений российским Ту-154 в 2001 году.

Между тем, время и особенности национальной украинской военной политики ПВО не пощадили. 1 января этого года экс-глава СБУ Игорь Смешко огорошил украинцев сообщением, что сроки эксплуатации практически всей техники ПВО Украины заканчиваются в… 2016 году. Это означает, что сейчас у Украины нет ни системы ПВО, ни просто ПВО. Есть отдельные еще работающие зенитно-ракетные комплексы с просроченными по срокам хранения ракетами и посредственно подготовленными боевыми расчетами.

Маленькое отступление. По мнению редактора российского журнала «Арсенал Отечества» Виктора Мураховского, шансов возродить силы ПВО у Украины нет никаких. «Все разработчики систем ПВО находятся на территории России. Если говорить о закупке западных изделий, это абсолютно не те деньги, которые способны выделить западные партнеры Украины. В самом лучшем для Украины случае, это могут быть какие-то переносные зенитно-ракетные комплексы американского производства», — прокомментировал ситуацию эксперт.

Вице-адмиральские фантазии

В еще более аховом положении находятся военно-морские силы Незалежной. У них после потери Крыма вообще матчасти не осталось. Единственной более-менее боеспособной единицей ВМСУ является устаревший корвет «Гетман Сагайдачный» с нулевыми ударными возможностями, а самым многочисленным подразделением числится 36-я бригада морской пехоты имени Константина Ольшанского.

Командующий ВМСУ вице-адмирал Сергей Гайдук, прославившийся тем, что на фоне решения о сокращении плавсостава до 130 моряков добился увеличения адмиральских должностей в штате ВМСУ до тринадцати человек, любит грезить о будущем величии украинского военного флота. Он регулярно рассказывает о том, что до конца 2020 года в составе ВМСУ должно быть 66 кораблей (включая 2 сверхсовременные малые подводные лодки) и судов обеспечения. На деле Одесса не справляется с нуждами даже тех остатков ВМСУ, которые сумели туда перебраться из Крыма. Нет судоремонтных мощностей, нужного количества боеприпасов и ГСМ, мест размещения и обучения личного состава на суше… Ничего нет.

Когда-то мощнейший в СССР Николаевский кораблестроительный комплекс строил авианосцы. Сейчас на нем стоит спущенный на воду, но так и не достроенный с 1993 года ракетный крейсер проекта 1164 «Украина», а также заложенный в 2011-м корвет проекта 58250 «Владимир Великий». По словам Гайдука, достройка корвета «идет очень мощно». По мнению же еще не уволившихся сотрудников Черноморского судостроительного завода, ежедневно созерцающих лишенный носа и кормы обрубок корпуса корвета, «мощная» достройка корабля идет исключительно в голове самого командующего ВМСУ.

Поскольку ни одна «Гюрза-М» (водоизмещение бронекатера 30 тонн, экипаж 5 человек) официально в состав ВМСУ еще не вступила, можно резюмировать, что единственное заметное пополнение состава ВМСУ после исхода из Крыма произошло 30 января 2015 года. В этот день США передали Украине 5 надувных моторных лодок. Вот такая обидная для «мечтателя» Гайдука реальность.

Дефицит боеприпасов

Медленно, но уверенно складывается неприятная ситуация в обеспечении ВСУ боеприпасами. Что было посовременнее из советского наследства, украинцы успели распродать, а прочее уже отлежало на украинских военных складах все положенные сроки хранения. Особенно неприятно, по словам самих украинских военных, складывается ситуация с зенитными ракетами, ракетами «воздух—воздух» и артиллерийскими снарядами. Неспроста Украина начала закупки снарядов у болгар.

Потеря Луганского патронного завода, единственного производящего на Украине в товарных количествах боеприпасы к советскому стрелковому оружию, заставила ВСУ как-то решать и эту проблему. Премьер-министр Украины Арсений Яценюк пообещал в 2016 году открыть на Украине новую линию по выпуску патронов 5,45×39 и 7,62х39 — но пока это только планы. Одновременно украинцы обратились к чехам с просьбой продать такие же патроны, но чехи неожиданно отказали. Таким образом, на данный момент еще не особо острая, но вполне осязаемая проблема с боеприпасами для стрелкового оружия ВСУ не решена.

Заканчивая разговор о «минусах» украинской армии, обратим внимание еще на один любопытный факт. Несмотря на декларируемое стремление поскорее вступить не только в Евросоюз, но и в НАТО, Украина все меньше и меньше говорит о переоснащении своей армии по натовскому стандарту. Объясняется это просто: самостоятельно перевооружиться ВСУ не могут из-за ущербности украинского ОПК и традиционной нехватки финансов, при этом надежд на то, что «заграница нам поможет», на Украине тоже становится все меньше и меньше.

Прогноз на 2016 год

Теперь о том, что ждет ВСУ в наступившем году. Разумеется, всех в первую очередь интересует, ждать ли новых попыток украинской армии сокрушить ДНР и ЛНР. Ответ не так прост как кажется.

Ситуация в чем-то напоминает ту, что сложилась в Грузии накануне «Войны 08.08.08». Есть территория, занятая «сепаратистами». Есть государство, которое при поддержке США хочет эту территорию силой вернуть себе. Есть Россия, которая старается между «сепаратистами» и этим государством установить мир. При этом Россия поддерживает «сепаратистов» тем или иным образом. В свою очередь, США убеждают марионетку поскорее напасть на «сепаратистов», потому что, дескать, Россия не решится вмешаться.

Похоже? Похоже. Но именно потому что похоже и потому, что командование ВСУ помнит, чем кончилось нападение Грузии на Южную Осетию в 2008-м, ВСУ не торопится начинать полномасштабное наступление на ДНР и ЛНР. Ведь США далеко, а Россия — тут, под боком. И здесь не Голливуд: американская кавалерия может и не успеть на помощь… Опять же — ВСУ уже пробовали наступать и в 2014-м, и в 2015-м. Чем это кончилось — тоже всем известно.

Если же отвлечься от российского сдерживающего фактора, то даже в своем нынешнем, далеко не блестящем состоянии ВСУ вполне имеют возможность за пару—тройку недель занять непокорный Донбасс. ВСУ на это способны по той тривиальной причине, что имеют большое численное преимущество над своим противником, усиленное преимуществом в тяжелом вооружении, службе тыла и мобресурсе. Вряд ли ВСУ можно назвать «одной из сильнейших армий Европы», но самой сильной армией от Сана до Северского Донца — несомненно.

Таким образом, какие-то военные поползновения ВСУ в 2016 году против Донбасса более чем возможны. А вот насколько они будут решительными, целиком и полностью зависит уже от поведения РФ. Пока же просматривается больше предпосылок к новому «Минску», чем к полномасштабному украинскому «Дранг нах Донбасс».

Касательно же прочих возможных изменений в ВСУ можно предположить, что 2016-й станет последним годом существования ВМСУ как отдельного рода войск. Вполне возможно, что с ними произойдет тоже самое, что после 2008 года произошло с ВМС Грузии: они будут упразднены, а матчасть и личный состав бывших ВМСУ поделят между собой пограничники и служба береговой охраны.

Ввиду постоянных провалов призывных кампаний, вполне допустима отвергаемая ныне Степаном Полтораком седьмая волна «частичной мобилизации».

То, насколько глубоко в 2016-м продвинутся военные реформы на Украине, будет зависеть от степени давления США на Петра Порошенко, от размеров финансовой и военно-технической помощи США Украине, наконец — от того, чем закончится свара между министром обороны Украины и начальником генштаба, президентским протеже Виктором Муженко. Свара вызвана тем, что Муженко для Порошенко — особо доверенное лицо, которое подчиняется президенту напрямую, минуя Полторака. Менять этот status quo Порошенко не хочет, и это рушит на корню все задумки «Рэнда» по упорядочению системы руководства ВСУ.

Наконец, перспективы масштабного обновления бронетанковых, авиационных, противовоздушных и корабельных сил Украины в новом 2016 году, в силу особенностей украинского ОПК, отсутствуют.

Андрей Союстов

www.rambler.ru
Комментарии

18+
Следующая сводка новостей от наших корреспондентов в Сирии выйдет в
Вам интересно это?
Не интересно Интересно
МИД Франции: ИГ хочет добиться раскола в стране

Рекомендации для вас:

МИД Франции: ИГ хочет добиться раскола в стране