подписаться
Сирия, сводка на 12.30 27 июля: ВКС бомбят ИГИЛ и «Джебхат-ан-Нусру», Ирак в огне
Сирия, сводка на 12.30 27 июля: ВКС бомбят ИГИЛ и «Джебхат-ан-Нусру», Ирак в огне
Хлебные крошки: как Притула использует покойного Шеремета в войне СМИ
Хлебные крошки: как Притула использует покойного Шеремета в войне СМИ
Новости Новороссии: ночной ад в Горловке, АТО ширится, диверсанты ползут в ДНР
Новости Новороссии: ночной ад в Горловке, АТО ширится, диверсанты ползут в ДНР
Выборы головного мозга: как Барак Обама везде видит «руку Кремля»
Выборы головного мозга: как Барак Обама везде видит «руку Кремля»
ВСЕГДА БУДЬ В КУРСЕ!
×

уже подписались

СДЕЛАТЬ ВЫБОР
одноклассники твиттер вконтакте facebook

ВСТУПИТЬ В ГРУППУ

Новости партнеров
достоверно

Алексей Чалый: Судьба Крыма и Севастополя решена раз и навсегда

views
2921
Алексей Чалый. Алексей Чалый.

Не раз и не два за свою историю пришлось обороняться городу-герою Севастополю. За несколько дней до памятной для города даты 3 июля, когда советские войска после упорной обороны 1941-1942 годов были вынуждены оставить Севастополь, чтобы затем вновь туда вернуться, корреспондент Федерального агентства новостей встретилась с лидером Крымской весны, «народным мэром» и внуком вице-адмирала Алексеем Чалым.

Сейчас Алексей Чалый возглавляет городское Законодательное собрание. В 2008 году при его непосредственном участии в Казачьей бухте Севастополя открылся музейно-мемориальный комплекс «35-я береговая батарея», построенный на месте последнего рубежа обороны города в ходе Великой Отечественной войны. А в 2014 году мы уже наблюдали, как вокруг Чалого объединились те, кто откликнулся на повторенный им призыв адмирала Корнилова: «Отстаивайте же Севастополь!»

Нельзя сдать эту землю


– Алексей Михайлович, Вы сначала восстановили 35-ю береговую батарею – память об обороне Севастополя, а потом сами оказались в центре событий новой обороны своего города. Было ощущение, что продолжаете в какой-то степени дело дедов, чувствовали связь с предыдущими войнами?


– До какого-то возраста (кризис среднего) работаешь на себя, думаешь, как себя развить. А потом уже начинаешь меньше думать о том, что можно сделать с собой, а больше – о том, как использовать накопленный ресурс для того, чтобы после себя что-то оставить. Кстати, если от себя любимого абстрагироваться, весьма прагматичная точка зрения. Аналогии, конечно, были, и ощущения такие были. Когда историю знаешь и понимаешь, что происходит, это неизбежно. Это не только 35-й береговой батареи касается, здесь и в первую оборону много всего интересного происходило. А ощущение такой связи со всем этим – да, присутствовало. И, как я понимаю, не только у меня. Собственно, это Севастополь сильно отличает от большинства городов России. Кстати, в Питере оно тоже развито.

– Да, это верно, мы всегда отмечаем и другие даты, помимо 9 мая. А было ли чувство, что берете своеобразный реванш за дедов?

– Нет, ну таких сложных переживаний не было (смеется), но ощущение того, что нельзя сдать эту землю, было точно, потому что это было бы неприлично совершенно. Тем более было понятно: в Крыму будет так, как сейчас мы наблюдаем на Украине, только здесь будет круче в десять раз по причине отношения к севастопольцам. Оно всегда было очень напряженным на протяжении этих 20 с лишним лет. Мы же проходили уже такой период в своей истории, когда в 1927-м году указом Совнаркома было решено снести памятники царям и их слугам. И в Севастополе под этим лозунгом Нахимова с площади сдернули за голову. В Севастополе! Нахимова! И они сделали эту площадь площадью Ленина до 1944 года, а Нахимова отвезли во дворик музея военно-морского флота, и статуя там лежала.

– Да, зато сейчас так Ленины по всей России в таких двориках за сараями лежат. Алексей Михайлович, четыре года назад вы получали российскую премию «За веру и верность» и говорили о своей боли за Севастополь, призывали отстаивать город. Чем сменилась эта боль? До сих пор тревожно прислушиваетесь к вестям с Украины или уже спокойно занялись новой жизнью?

– К Украине уже не прислушиваемся, ничего тревожного нет, все уже случилось. Все эти разговоры про «Крым назад вернуть» никакой почвы под собой не имеют. Это махание кулаками после драки со стороны Украины, это не вызывает никакой тревоги. Эта проблема решена раз и навсегда, я думаю. По крайней мере, надолго – в масштабах существования стран. Проблемы Крыма уже нет, есть проблемы взаимоотношений России с частью остального мира, которая как-то будет разрешаться. Но это не проблема Крыма уже.

К родным берегам К родным берегам.

– Как праздновали 70-летие Победы в этом году в Севастополе? Была ли разница по сравнению с украинскими годами?

– В Севастополе качественной разницы не наблюдаю. У нас всегда было больших праздников, собственно, два: День Победы и День Военно-морского флота. День Победы – праздник двойной, потому что это еще и день освобождения Севастополя. И самый большой праздник у нас был в прошлом году – в 70-летие освобождения города, тем более по свежим следам после Крымской весны. Всегда в этот день в Севастополе гигантское количество народа, очереди надо занимать по Центральному кольцу с самого утра в первые ряды, чтобы что-то увидеть. И так всегда было и в украинские времена: весь город в российских флагах.

Вот фотография, сделанная лет пять назад: не протолкнуться – и вот что интересно, посмотрите (Алексей Чалый показывает фотографию на своем смартфоне): здоровенный детина сидит в ветвях шелковицы с российским флагом, забрался наверх, чтобы через головы собравшихся видеть парад. Поэтому здесь всегда было так – Украина, не Украина… Политика политикой, а празднование Победы в Севастополе всегда проходило именно в таком ключе.

В прошлом году это было совершенно невероятное ощущение, какого я, наверно, никогда не буду переживать. Я не был, конечно, в 1945-м году в Берлине 9 мая, но у меня ощущение, что там было так. Было ощущение счастья, висящего в воздухе, просто везде! 300 тысяч человек приехали, все счастливые, ни одного недоброжелательного, ни одной драки за всю ночь. Так что на фоне нашего и так всегда трепетного отношения ко Дню Победы в прошлом году было нечто особенное.

Свободное плавание


– Алексей Михайлович, давайте поговорим об итогах Петербургского международного экономического форума, в котором Вы участвовали. Я знаю, что у вас были определенные планы на ПМЭФ-2015. Получилось ли то, чего хотели?

– Скорее да, чем нет. У меня практический вопрос состоял в развитии энергетической системы Севастополя, и мы там продвинулись достаточно хорошо. Скоро будет еще одно совещание, на достаточно высоком уровне. Посмотрим, какие будут результаты. Сейчас мы пытаемся разрешить проблему, связанную с тем, что в федеральную целевую программу никак не заложена модернизация сети, а степень изношенности основных пунктов 60% – это существенно выше, чем среднероссийская. У нас за счет тарифов обновление нереально, по крайней мере, пока они дотационные – а это дорожная карта на пять лет. По существу, эту проблему все равно придется решать, только хорошо бы начать делать это уже сейчас, а не тогда, когда что-то случится. На ПМЭФ-2015 мы пытались найти те силы и тех игроков среди федеральных компаний, с которыми можно объединиться для того, чтобы эту проблему решить.

– По вашим ощущениям, к Крыму все еще относятся как к любимому ребенку, вернувшемуся в семью, для которого ничего не жаль, или уже есть явные ожидания от этого ребенка?

– Трудно мне говорить о всеобщих ожиданиях… Но пока у меня ощущение, что со стороны федерального правительства это отношение, как к собесу. Это же реально так: когда 75% заливается федеральными деньгами, как это еще назвать – собес есть собес! Для России Крым – это некоторая черная дыра, в которую сыплются деньги, и пока надо следовать этой политике. Повторяю, это мои ощущения. Вы же видели: недавно федеральную целевую программу (ФЦП) увеличили в очередной раз на 30 млрд рублей… Но здесь же не дети живут. Я все время говорю о том, что в такой позиции долго находиться неприлично. Понятно, что мы в ней реально оказались, но надо находить путь, как из нее выходить. По моим ощущениям, никакого реального плана на этот счет пока не существует, и это неправильно.

– То есть плана нет?

– Есть план, связанный с изменением инфраструктуры, это очень хорошо, так и нужно. Этот – самый ФЦП-шный. Вопрос в том, чтобы он еще был реализован хорошо. Есть план закрывать все дыры, и очень лояльное отношение, надо признать, со стороны федеральных властей к закрыванию этих дыр. Но как научить ребенка ловить рыбу, а не просто ее есть, это вопрос. Мне кажется, рассчитывать на то, что это само как-то прорастет, не очень правильно. Надо думать над тем, как это организовать.

– В условиях санкций, на что Крым делает ставку? На российских инвесторов или на своих предпринимателей в том числе?

– Опять же: я считаю, что надо пытаться процессом управлять, надо делать соответствующие шаги в этом направлении, чтобы инвесторы приходили. Санкции – это тормозящий момент, но он от нас не зависит. Соответственно, нужно как минимум обеспечить ресурсами этих самых инвесторов, потому что ресурсы они сами по себе получить не могут или почти не могут только на вторичном рынке – я имею в виду землю, недвижимость. Значит, эту работу надо организовать. И второе, надо организовать работу по обеспечению этих инвесторов понятными и прозрачными правилами игры. С этим всем, с первым и со вторым, у нас сегодня обстоят дела плохо.

Гордость русских моряков Город русских моряков.

– Алексей Михайлович, Вы в свое время настояли на введении в школах города «севастополеведения». Уже можно оценивать результаты этой инициативы?

– Я думаю, что наша революция в значительной степени от этой инициативы и случилась. Ведь «севастополеведение» преподавалось уже 15 лет, есть много выпускников, которые учились по этим учебникам истории, и я убежден, что это сыграло свою роль. У нас не было такого расслоения, как на юго-востоке Украины: старшее поколение условно пророссийское, а молодое уже с точностью до наоборот. Здесь все в одну сторону смотрели, за исключением всех восьми городских сумасшедших. Ну, и дальше детей нормальной истории учить надо.

Напоследок я желаю Алексею Чалому, чтобы воплотилось это намерение, и выросло бы такое поколение, которому можно было спокойно передать Севастополь по наследству. Из его кабинета выхожу в его город. На площади Нахимова туристы набросали груду рюкзаков, по якорям под памятником лазают дети, по Черному морю идут суда и корабли под российскими флагами, на Графской пристани фотографируются и вдыхают морской воздух. Свободный, свой, отвоеванный.

 

Евгения Авраменко

www.rambler.ru
Комментарии

18+
Следующая сводка новостей от наших корреспондентов в Сирии выйдет в
Вам интересно это?
Не интересно Интересно
Полиция рассказала подробности захвата врачей экстремистами в Ереване

Рекомендации для вас:

Полиция рассказала подробности захвата врачей экстремистами в Ереване