подписаться
Сирия, сводка на 29 августа, 22.30: в Даръа и Алеппо уничтожены командиры боевиков, ВВС Сирии атакуют ИГ в Хомсе
Сирия, сводка на 29 августа, 22.30: в Даръа и Алеппо уничтожены командиры боевиков, ВВС Сирии атакуют ИГ в Хомсе
Сорок Соросов: как финансисты по команде Вашингтона кинулись помогать Киеву
Сорок Соросов: как финансисты по команде Вашингтона кинулись помогать Киеву
Новости США: липовая победа Клинтон, латиноамериканцы за Трампа
Новости США: липовая победа Клинтон, латиноамериканцы за Трампа
Сирия, сводка на 29 августа, 19.30: ВКС РФ атакуют «Джейш Аль-Фатх» в Алеппо, САА бьют по ИГИЛ в Латакии и Хомсе
Сирия, сводка на 29 августа, 19.30: ВКС РФ атакуют «Джейш Аль-Фатх» в Алеппо, САА бьют по ИГИЛ в Латакии и Хомсе
ВСЕГДА БУДЬ В КУРСЕ!
×

уже подписались

СДЕЛАТЬ ВЫБОР
одноклассники твиттер вконтакте facebook

ВСТУПИТЬ В ГРУППУ

Новости партнеров
достоверно

Армии не нужны землячества и священники

views
654
Батюшки - частые гости в армии Батюшки - частые гости в армии

Очередной осенний призыв стартовал в России 1 октября. В общей сложности под ружье планируется поставить более 150 тысяч молодых людей в возрасте от 18 до 27 лет. В их число не попадут жители Крыма: молодых крымчан пока призывать в российскую армию не будут, они пойдут служить только следующей весной.

Впервые после длительного, 20 лет, перерыва Минобороны РФ решило призывать на военную службу около пятисот молодых людей из Чечни. За этот период в России были две «чеченские войны», через которые прошли тысячи людей: как уроженцев Чечни, так и российских военнослужащих. В связи с этим многие высказывали опасения: не создаст ли напряжения присутствие в казармах военнослужащих из Чечни? Однако эксперты успокаивают: ничего страшного не произойдет, если мобилизационная работа будет организована правильно.

Кроме того, в российской армии уже появилась военная полиция, которая призвана предотвращать так называемое казарменное хулиганство, в народе называемое дедовщиной.

О том, стоит ли надеяться на военную полицию и как сделать, чтобы призывники-кавказцы не стали головной болью для отцов-командиров, корреспондент Федерального агентства новостей побеседовал с военным экспертом, бывшим заместителем командующего объединенной группировкой войск на Северном Кавказе Борисом Подопригорой.

О военной полиции


— Как вам кажется, не создаст ли напряженность призыв в армию граждан Чечни, и сможет ли помочь в поддержании порядка недавно образованная военная полиция?

— Ну, пока военная полиция находится на стадии формирования, поэтому я не уверен, что от них можно многого требовать. Мне кажется, что пока роль командиров такова, что именно они могут навести порядок. Для этого в армии есть «политработники» – я называю их по старому - я имею в виду заместителей командиров по воспитательной работе. От полиции пока многого ждать не стоит, должно пройти много времени, чтобы они не на бумаге, а на практике осознали свою функцию. Для этого, мне кажется, должно пройти лет пять, не менее.

О землячествах в армии


— Что касается призыва граждан чеченской национальности, то я всегда выступал за то, чтобы призывались все без исключения граждане России, достигшие соответствующего возраста. Я не вижу особой связи между национальностью военнослужащего и его склонностью к каким-либо неправомерным действиям, включая казарменное хулиганство, или дедовщину. В общем, еще в советские времена дедовщина, как правило, исходила от военнослужащих, которые составляли большинство в данном подразделении. Это не обязательно было по национальности – чаще по месту призыва.

На моей памяти, в той части, где служил я, доминировали ташкентцы. Хотите — верьте, хотите — нет, среди них не было ни одного узбека: это были русские и корейцы. Тем не менее они вносили значительный диссонанс в действия командиров. Когда говорят: "Если будут кавказцы, то что-то такое начнется", - я в это не верю. Ибо тут дело не в национальности, а в разумности работы мобилизационных структур, которые, конечно же, должны не допускать массового скопления в подразделении одной национальной группы. Я думаю, что я правильно и понятно выразился.

— Можно спросить по-простому: вам кажется, что чеченцев нужно просто по одному, по двое рассовать по разным подразделениям?

— Не только чеченцев, но вообще кавказцев. Да и не обязательно кавказцев. Мой пример, мне кажется, достаточно убедителен. Еще раз говорю: представителей, условно говоря, Грозного, Курска и Владивостока не должно быть столько, чтобы они являлись хозяевами положения в казарме – вот тут в чем дело.

— Как правило, в таких ситуациях русские призывники себя ведут гораздо пассивнее, чем организованные, сильные кавказские землячества…

— Всё зависит, конечно, от определенного воинского коллектива, но вы правы, да, такое тоже бывает. Но подчеркиваю: эта проблема вторична относительно диспропорций по месту призыва. С таким же успехом в части могут доминировать не кавказцы, а, например, представители Дальнего Востока, и это не будет иметь отношения к религиозной или национальной специфике в общепринятом значении. Но если в роту из 100 человек придут сорок призывников из Владивостока, уверяю, они уже через полгода будут доминировать над всеми. Нельзя этого допускать, нужно разбрасывать их по подразделениям так, чтобы в среднем было представительство всей страны, а не какого-то одного региона.

Сержант - гарант воинской дисциплины


— Как, по вашему мнению, в отсутствии дееспособной военной полиции и фактическом упразднении гауптвахт можно поддержать воинскую дисциплину?

— Мне кажется, что слова Жукова «Армией руковожу я и сержанты» всегда в цене. Если мы вспомним, скажем, американскую армию – там офицеры вообще не касаются дисциплинарной практики, или почти не касаются. Это обязанность самостоятельной сержантской структуры. Мне кажется, что мы можем многое оттуда заимствовать, естественно, не делая кальку. Тем не менее там есть интересный опыт, и я неоднократно об этом писал, коль скоро мне довелось прослужить в американском штабе около двух лет. Но это, согласитесь, уже несколько другая тема…

Капелланам в казарме не место


— Смогут ли гуманизировать нашу армию входящие в моду капелланы – представители разных конфессий, на постоянной основе «окормляющие» военнослужащих?

— Я выскажу свою точку зрения. Я думаю, что военнослужащий имеет право посетить культовое место, связанное с его культурной конфессиональной средой, но я против того, чтобы в казарме был мулла, равно как и православный священник, раввин, и прочее-прочее-прочее. Это всё-таки другой коллектив. Вы же не настаиваете, чтобы в вашей редакции были молельные комнаты всех канонических религий? Армия — точно такой же коллектив.

— То есть, капелланы вообще не нужны?

— Да, я считаю, что в них нет нужды. Более того, я боюсь, что батюшка, который значительно лучше разбирается в богословии, чем, скажем, в структуре или функциях мотострелкового батальона, будет несколько лишним в воинском коллективе. Другое дело, и я это подчеркиваю, что военнослужащий, скажем, мусульманин должен иметь право в зависимости от своих потребностей навещать ближайшую мечеть. Для этого командир, а скорее заместитель по воспитательной работе, должен говорить во всеуслышание: раз в месяц мы вас, рядовой Джабраилов, или, скажем, сержант Исламов готовы отвести в ближайшую мечеть, если у вас есть в этом необходимость. Вот в таком режиме, мне кажется, должна вестись работа с религиозными ребятами, но без, знаете, такого ненужного рвения…

— А как быть, если рядовой Джабраилов, например, решит не ограничиваться походом в мечеть раз в месяц, а будет по пять раз в день стелить коврик и совершать намаз?

— Мне кажется, публичная религиозность мешает поддерживать нормальные отношения в коллективе. Ну, естественно, найдутся ребята, скажем, православные или не обязательно православные, которых это будет задевать. Ну почему я должен, условно говоря, снег убирать, а он на коврике сидит? Не потому, что они против Аллаха и пророка его Магомеда: «Почему у него должны быть иные условия, чем у меня?» Тут должна быть очень тактичная линия поведения в отношении религиозных. Правда, я сразу скажу, если это не радикал изначально, то молодой человек, в том числе и из мусульманской среды, не такой уж религиозный. Мне кажется, тут есть элемент утрирования. Я много служил с выходцами с Кавказа, еще раньше — из Средней Азии, и особой религиозности не замечал. Всё-таки о религии задумываются люди в годах, а в армии у нас всё-таки достаточно молодежная обстановка, даже если мы ведем речь об офицерах. То есть не стал бы я эту проблему преувеличивать.

Для справки


Борис Подопригора – политолог, писатель, публицист, президент Петербургского клуба конфликтологов, бывший заместитель командующего объединенной группировкой войск на Северном Кавказе. Родился в 1955 году в Ленинграде. Дважды окончил Военный институт иностранных языков (китаист и специалист по Афганистану), а также факультет психологии Санкт-Петербургского государственного университета. Заслуженный военный специалист России, награжден орденами и медалями.

Елена Янкелевич

Алексей Громов

Комментарии

18+
Следующая сводка новостей от наших корреспондентов в Сирии выйдет в
Вам интересно это?
Не интересно Интересно
Сирия: боевики обстреляли жилые кварталы в городе Алеппо

Рекомендации для вас:

Сирия: боевики обстреляли жилые кварталы в городе Алеппо